Sponsor's links:
Sponsor's links:

Биографии : Детская литература : Классика : Практическая литература : Путешествия и приключения : Современная проза : Фантастика (переводы) : Фантастика (русская) : Философия : Эзотерика и религия : Юмор


«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 75%

***


  Суварг умирал. Немногие понимали это, слишком уж нелепо вс" произошло.
  Предводитель изгоев уже давно не ходил в сражения, а лишь посылал других, наблюдая за битвой с суурь-тэсэга. И кто мог предполагать, что братьям вздумается палить из ухэра вдаль, чуть не за полоройхона, и что камни долетят? Обломок на изл"те ткнул Суварга в грудь, но Суварг тут же поднялся, костеря на ч"м свет стоит гнилоголовых братьев и вс" их потомство и тот тухлый шавар, из которого они выползли.
  Казалось, вс" обошлось. Лишний удар ничего не значит для человека, на чь"м теле оставили отметины гарпуны изгоев и хлысты кольчужников, в ту пору, когда Суварг служил в цэрэгах, а затем копья бывших сослуживцев и укусы шаварного зверья, на которое пришлось охотиться в годы неудач. И вс" же, в н"м что-то сломалось. Суварг исхудал, позеленел, боль в груди не отпускала, а во время кашля изо рта летели красные брызги. Суварг лежал в своих покоях, скучно выслушивал доклады, а за решениями отсылал к Ээтгону.
  Постепенно Ээтгон собрал в своих руках всю власть. Совет изгоев, куда входили первые переселенцы, уже ничего не решал. Тех членов совета, что были потолковее, Ээтгон назначил управлять провинциями, сделав, фактически, одонтами, или поставил во главе войск. Остальные выслушивали мнение Ээтгона и покорно кивали, соглашаясь.
  А дела в стране шли неважно, и решений приходилось принимать много. На севере не утихала война. Там были братья, среди которых, кажется вовсе не осталось земледельцев, а одни цэрэги: оборванные, плохо обученные и скверно вооруж"нные, но голодные и потому неукротимо лезущие впер"д. С такими соседями война не могла не вспыхнуть. Когда вместо огненного болота в одночасье образовалось три сухих оройхона оба государства немедленно попытались присвоить их. До этого земли северо-западного угла числились за изгоями, и, хотя на сухой полосе никто не жил, но стояла застава, не пускавшая через болото противника. Орда братьев буквально смела заставу, Жужигчин погиб во время бегства, и с тех пор в углу продолжалось бесконечное сражение, словно воскресли и вцепились друг в друга сказочные Вр и Гур. Туда уходили силы страны, там был контужен Суварг, оттуда исходило зло. Война не давала заняться иными делами, которых тоже немало скопилось. Народ начинает проявлять недовольство. Когда они просились сюда, когда клянчили землю, то обещали вс", что угодно, а теперь возомнили себя хозяевами, и налоги, далеко не такие большие, как у вана, приходится брать силой. Плюс к тому - свары между переселенцами с юга и беглыми общинниками. Да ещ" и неурожай, пришедшийся на последний год.
  Хорошо хоть на границе с ваном вс" спокойно. Сосед стерпел потерю земель, а скорее всего слишком втянут в войну с общинниками, говорят, там заваруха ещ" круче здешней. Надо бы это использовать: договориться и вместе ударить по братьям. Хотя, что потом делать с покор"нной страной уже сейчас больше похожей на гнилой труп, способный заразить весь мир? Жаль никто не придумал шавара для целой страны.
  Ээтгон по"жился. Какие мысли стали приходить в голову! Вряд ли они понравились бы Чаарлаху, хотя считается, что так и должен думать правитель. Многие, кстати, так и думают. Особенно, южный наместник -Боройгал. Зачем Суварг назначил его? Говорил, что хочет сохранить устоявшийся порядокЕ но зачем же возвышать палача? И вот теперь ему доносят, что Боройгал зав"л темницу и ночами пытает людей. Такого в свободной стране быть не должно, но нет времени заняться сомнительным наместником. Главное, что харвах поступает с юга вовремя, и, когда речь зашла о том, что надо бы самим наладить изготовление ухэров, то именно Боройгал вызвался строить мастерские у себя. Все были довольны и никто не подумал, что же они делают. Решили, что работать в мастерских будут только добровольцы. Но много ли найд"тся желающих в обмен на вкусную корм"жку и алдан-шавар варить нойт? Значит, прид"тся посылать преступниковЕ и получается, что он своими руками созда"т каторгу, которую так ненавидел и боялся в прошлой жизни.
  Ээтгон заскрипел зубами от бессильной злости на самого себя. Ну уж этого он не допустит! Хватит с людей и одного налога на харвах.
  Каторги не будет, как бы этого ни требовала безопасность страны. Он сегодня же, сейчас же пойд"т проверять, как ид"т строительство мастерских, а в первую очередь - свободны ли помещения в алдан-шаваре, или там опять живут чьи-то родственники, и готов ли запас продуктов - страна велика, а туйван раст"т лишь на двух оройхонах, остальные края ещ" слишком молоды. Пусть лучше без вина останутся солдаты и даже он сам, но макальщики должны иметь вс".
  Откладывать принятые решения Ээтгон не любил. Предупредив охрану, чтобы через час она была готова к походу, Ээтгон вышел из алдан-шавара. Прежде надо сказать о своем намерении Суваргу, который хотя и лежит безразличный ко всему на свете, но вс" же оста"тся главой государства.
  Оройхон, на котором находилась ставка правительства, ничем особо не выделялся. Алдан-шавар здесь был точно такой же как на любом недавно обжитом оройхоне. Лишь большущая дверь изменяла его первозданный облик. А вокруг лежали ничем не примечательные поля, поднимались привычные тэсэги.
  У выхода Ээтгон внутренне сжался. Он знал, что сейчас произойд"т.
  Едва он появился на воздухе, как сморщенная карлица, грязная и оборванная, поднялась с земли и закричала тонким тягучим голосом:
  - Адонт схва-атил Шаарана!
  Уже полгода этот крик преследовал его. Когда впервые уродина появилась у его дома и прокричала эти слова, Ээтгон подозвал е" и попытался выяснить, что случилось. Но дура оказалась неспособной хоть что-нибудь объяснить. Она лишь махала рукой: "Там!" - и требовала: "Ид"м!".
  Ээтгон разузнал, что Ай действительно последний год бродяжничала вместе с Шоораном, одновременно с ним исчезала и появлялась, но это ничуть не помогло ему. В конце концов, что он может сделать? Даже если Шооран действительно схвачен каким-то одонтом, что же, из-за сказителя начинать войну с сильнейшим соседом? К тому же, скорее всего, Шоорана уже нет в живых. Только как это объяснить пустоглазой упрямице? Она караулила его у входа, тащилась вслед за конвоем на пылающий войной север, ждала, пока он разбирал споры между склочными земледельцами, и время от времени заунывно повторяла призыв:
  - Адонт схва-атил Шаарана!
  Ну и что? Ещ" немного, здесь появятся свои одонты, ровно такие же, как у вана. Так что не стоит напрасно беспокоиться.
  Ээтгон кривил душой, убеждая себя, что ему нет дела до этих криков.
  Мысль о Шооране засела в мозгу как заноза. "Цэрэг" - так с самой первой встречи Ээтгон прозвал Шоорана. Не было слова более ненавистного. И хотя от удачливого красавца не осталось и следа, но для Ээтгона Шооран оставался цэрэгом, ибо с л"гкостью взял вс", о ч"м мечтал, но не мог получить Ээтгон.
  Десять лет Ээтгон ходил вслед за Чаарлахом, ловил каждое слово названного отца, с готовностью сменил имя, потому что новое нравилось старику больше. Он поступал так не оттого, что Чаарлах спас его когда-то, вылечил и выкормил, а потому что Чаарлах был Чаарлахом; голос его заставлял сердце плакать и радоваться одновременно. Ээтгон заучивал наизусть долгие легенды и бесхитростные сказки, мучился сам и мучил струны сувага, но Чаарлах лишь улыбался снисходительно и повторял: "Еты замечательный мальчик, но это - не тво". Займись чем-нибудь другим". А едва появился Шооран и произн"с два слова, Чаарлах назвал его поэтом. Не было в жизни большей муки, и Ээтгон мстил удачливому сопернику, как умел. И в то же время, когда они плечом к плечу дрались против солдат Моэртала, Ээтгон оберегал Шоорана больше чем себя самого. Возможно, поступал так желая победить в честной борьбе, а, может быть, оттого, что имя Шооран будило иные воспоминания, пришедшие из невообразимо дал"кого детства. Хотя, имя могло просто совпадать.
  Покои Суварга находились на этом же оройхоне в соседнем алдан-шаваре.
  Суварг, натужно дыша, лежал в большой светлой комнате на широкой кровати, когда-то принадлежавшей Хооргону. Вздувшийся за последние дни живот горбом выпирал вверх. Ээтгон присел возле постели, выдержал необходимую паузу и сказал:
  - Я иду на два дня на юг. Проверять мастерские.
  Лицо лежащего не изменилось, казалось, он вовсе не слышал обращ"нных к нему слов.
  "А ведь когда вернусь, он уже умр"т," - подумал Ээтгон.
  Суварг открыл глаза.
  - ТыЕ - сказал он. - Хорошо, что приш"л. Слушай. Скоро страна твоя будет, больше некому, так ты запоминай. Страна маленькая, молодая, обычаев ещ" нет. Не дай сожратьЕ Главное - государство сберечь. С ваном мирись, с ним торговать лучше, у него кремень.
  Мирись, а сам братьев науськивай, пусть они друг с другом дерутся.
  - Я знаю, - сказал Ээтгон.
  - И ещ". Поймай илбэча.
  - Зачем?.. - изумился Ээтгон. - Он жеЕ
  - Знаю! - Суварг произн"с это слово резко, своим обычным грубым голосом. - Он создал нашу страну, но он же е" и убь"т. Может быть Тэнгэр научил его думать о вечном, но о людях он не думает. Это он начал войну, когда сломал границу. И никто не знает, что он сделает в следующий раз. Поймай и убей.
  - Я не смогу издать такого указа. Меня самого убьют.
  - И не издавай. Прославляй его вовсю, а сам усиль охрану побережья. Чтобы илбэчу, мол, не мешали. Рано или поздно, он попад"тся.
  - Людей нет. Война.
  - Не будет илбэча, и война кончится. Запомнил? А остальное ты сам сообразишь. Иди.
  Ээтгон вышел от умирающего правителя в смятении. В словах Суварга был смысл, но вс" же Ээтгон не собирался им следовать. Куда вернее говорил мудрый Чаарлах: "Илбэч меняет мир, и это хорошо. В непостоянном мире людям труднее заплесневеть". Суварг был удачлив и ум"н, но он давно покрылся рыжим харвахом, и ему хочется постоянства.
  Охрана ожидала возле выхода из алдан-шавара. Дойти к угловым землям можно было часа за четыре, а Ээтгон славился быстрой ходьбой. Ни носилок, ни паланкинов, в каких путешествовало начальство соседних стран, у изгоев не полагалось. Да Ээтгон сч"л бы оскорблением, если бы ему предложили такой экипаж. Только больного Суварга несли с фронта на руках.
  Маленький отряд двинулся в путь по жаркой сухой полосе. Через полчаса Ээтгон заметил, что сзади семенит Ай. Е" никто не гнал, обиженный безумец отнимает удачу. Видно судьба, чтобы за ним, словно дух шавара бродил этот уродец.
  К цели Ээтгон добрался, когда небесный туман ещ" вовсю сиял белым.
  Можно было успеть в мастерские, взглянуть, как роют и смолят ванны, монтируют макальник, но Ээтгон первым делом прош"л в ближайший алдан-шавар. Вс" оказалось, как он и подозревал. В светлых залах жили семьи бывших цэрэгов, девки, существующие вольным промыслом, ещ" какие-то подозрительные личности, чуть ли не дальние родственники вана. Разумеется, никто из них не собирался освобождать помещение.
  Зато склады содержались идеально. Нашлось и вино, и вс" остальное.
  Другое дело, для кого бер"г наместник это добро.
  Прибежал запыхавшийся, вызванный с соседнего оройхона Боройгал.
  Принялся путано объяснять, что помещения освободит, как только появятся первые рабочие.
  - Где они будут мыться? - перебил Ээтгон.
  - Что? - не понял Боройгал.- Как мыться?
  - Шесть дюжин людей должны после работы где-то мыться и переодеваться. Или они так и пойдут в алдан-шавар перемазанными в нойте?
  - ЯЕ не подумал, - пробормотал Боройгал.
  - Надо было думать, раз взялся за это дело.
  Вокруг правителя и растерянного Боройгала собралось не меньше дюжины цэрэгов и всякого мелкого начальства. Ээтгон выговаривал наместнику прямо при них, Боройгал потемнел, но слушал, кланялся и соглашался. А что можно сделать, если Суварг болен, вся власть у этого мальчишки, а подчин"нные ненавидят выскочку-одонта и за глаза называют палачом?
  - Алдан-шавар освободить, - приказывал Ээтгон. - Выделить место в устье одного из ручь"в, того, что возле мастерских, поставить навесЕ
  - Будет исполненоЕ завтра жеЕ прямо сейчасЕ немедленноЕ
  Осмотрев склады, они поднялись наверх.
  - А-адонт! - раздался знакомый крик.
  Нет, с этим надо что-то делать. Сколько ещ" будет позорить его перед страной тронутая страхолюдина!
  Но тут же Ээтгон сообразил, что на этот раз Ай кричит иное:
  - Вот адонт! Это он схва-атил Шаарана!
  - Что это значит? - Ээтгон повернулся к Боройгалу.
  - Н-не знаюЕ - попятился тот. - Первый раз е" вижу.
  - Вр"-"шь! - торжествующе крикнула Ай. - А кто тибя кусил?
  - Где была темница у прежних властей? - потребовал Ээтгон.
  Несколько рук с готовностью указало дорогу. Боройгал был ч"рен.
  Они спустились во второй ярус соседнего шавара. Здесь почти не оставалось теплиц с грибами, а тоже располагались кладовые, сокровищница, какие-то пустые комнаты, выложенные гладкой костью.
  Ээтгон поморщился: в подземельях должен расти наыс, и нечего зря тратить место.
  Дальняя дверь бесконечного тупика была заложена мощной дверью, сквозь которую просачивалось какое-то невнятное бормотание.
  - Ключ! - потребовал Ээтгон.
  - Нету, - пряча глаза ответил Боройгал.
  - Ломайте дверь!
  - Сейчас ключ принесут, - сдался Боройгал и побежал за поворот.
  Вынырнул он оттуда через пару секунд, размахивая вытащенным ключом.
  Ээтгон вставил выточенную кость в скважину, замок щ"лкнул, дверь туго поддалась. Шум в камере смолк, затем хриплый, но полный язвительности голос произн"с" - Приполз? Не можешь прожить без кутузки? Давай, переселяйся сюда, тебе тут самое место.
  - Свет! - выдохнул Ээтгон.
  Несколько человек помчались за светляками, стражник высек искру и запалил факел.
  В камере за реш"ткой на полу, превратившемся в сплошной слой нечистот, сидело существо, меньше всего напоминающее человека. Оно прикрывало ч"рной лапой отвыкшие от света глаза и силилось подняться с пола. Но голос, осипший и потерявший звучность, оставался голосом сказителя.
  - Ээтгон?.. Ты долго ш"л. Но вс" равно, спасибо.
  Ээтгон шагнул к реш"тке, бешено рванул е". Почему-то ему казалось, что прутья сломаются от рывка, словно стебли хохиура, но рыбья кость видывала и не такое и устояла.
  - Ломайте! - рявкнул Ээтгон.
  - Вот ключ, - робко сказал Боройгал.
  - Ломайте, говорят! Хотя - стоп! Ты сам будешь сидеть здесь, пока не сгни"шь. Давай ключ.
  Шооран наконец сумел выпрямиться и стоял, держась за реш"тку, вс" ещ" отделяющую его от воли.
  - Не надо, - сказал он. - Он недостоин. Пусть возвращается в палачи.
  Реш"тка упала, открыв проход, и вместе с ней упал Шооран, который уже не мог сам стоять на ногах. Шоорана вынесли из камеры, затем и из алдан-шавара. На воле уже сгущался вечер, но вс" же багровые облака показались Шоорану нестерпимо яркими. Он застонал, загораживая лицо.
  - В тень отнести, в комнату? - быстро спросил Ээтгон.
  - Нет, к воде.
  Шоорана отнесли к ручью, опустили на берегу. Взбаламутив ленивые струи, Шооран влез в воду. Сначала лежал неподвижно, потом принялся стаскивать намокшую одежду, тереть ч"рную кожу илом, словно пытался смыть самое воспоминание о подземной клетке. Подбежал слуга, притащивший еду: миску каши и горячего, только что сваренного наыса.
  - Потом, - отказался Шооран. - Сначала отмыться.
  Ээтгон обв"л взглядом собравшихся. Те с серь"зными лицами наблюдали за мыть"м узника, словно перед ними происходило действо, от которого зависит будущее государства. Лишь один воин, на панцире которого виднелся след плохо содранного значка, стоял спокойнее других.
  - Кто такой? - спросил молодой правитель.
  - Дюженник Цармуг! - отрапортовал воин.
  В следующе мгновение он сообразил, что произн"с запретное слово, но не стал ни поправляться, ни извиняться, а продолжал неподвижно стоять, глядя в лицо Ээтгону.
  - Отвыкай! - произн"с Ээтгон и добавил: - Будешь на этих оройхонах старшим. Хозяйство знаешь? - Цармуг молча кивнул. - Ну и хорошо. А с этимЕ - Ээтгон повернулся, ища глазами Боройгала, но того не было. Зато с соседнего оройхона, от границы дон"ся взвизг раковины.
  Трубили тревогу.
  - Ишь-ты, где он уже, - подал голос Шооран. - Через полчаса у вана будет. Вану палачи нужны. Так что, вс"-таки, выйдет по-моему.

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»



- без автора - : Адамс Дуглас : Антуан Сен-Экзюпери : Басов Николай : Бегемот Кот : Булгаков : Бхайравананда : Воннегут Курт : Галь Нора : Гаура Деви : Горин Григорий : Данелия Георгий : Данченко В. : Дорошевич Влас Мих. : Дяченко Марина и Сергей : Каганов Леонид : Киз Даниэл : Кизи Кен : Кинг Стивен : Козлов Сергей : Конецкий Виктор : Кузьменко Владимир : Кучерская Майя : Лебедько Владислав : Лем Станислав : Логинов Святослав : Лондон Джек : Лукьяненко Сергей : Ма Прем Шуньо : Мейстер Максим : Моэм Сомерсет : Олейников Илья : Пелевин Виктор : Перри Стив : Пронин : Рязанов Эльдар : Стругацкие : Марк Твен : Тови Дорин : Уэлбек Мишель : Франкл Виктор : Хэрриот Джеймс : Шааранин : Шамфор : Шах Идрис : Шекли Роберт : Шефнер Вадим : Шопенгауэр

Sponsor's links: