Sponsor's links:
Sponsor's links:

Биографии : Детская литература : Классика : Практическая литература : Путешествия и приключения : Современная проза : Фантастика (переводы) : Фантастика (русская) : Философия : Эзотерика и религия : Юмор


«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 17%

***


  Вечером случилась неприятность: печень, прежде ведшая себя смирно, наконец-то напомнила мне о недопустимости безрежимной жизни. Шутка ли: бессонная ночь, завтрак на ходу, жареное мясо, которым щедро угостила меня ювелирша, плотный, но недостаточно изысканный гостиничный ужинЕ В результате мне пришлось повозиться, составляя и заваривая лекарство, и целый час промаяться в ожидании, пока оно начнет действовать.
  Утихомирив печенкин протест, я решил впредь вести себя осмотрительнее.
  Смеркалось; я провел у ювелиров часа три или четыре, а потом, ведомый внезапно возникшей идеей, посетил невзрачную контору справа от городского рынка. Переговорив с усталым чиновником в побитом молью коричневом сюртуке, я получил в свое распоряжение скрипучий стол в пятнах чернил, скрипучий стул и скрипучее же перо. Минут пять ушло на обдумывание текста; наконец я разборчиво вывел на рыжем бланке:
  "Скупаю драгоценные и полудрагоценные камни, кулоны, подвески. Дорого!"
  Побитый молью чиновник сосчитал слова и взял с меня восемь монет. Удаляясь от базара, я слышал, как голосистый мальчишка выкрикивает со своей тумбы мое странное объявление, неизменно запинаясь на слове "полудрагоценные". Всматриваясь в лица прохожих, я не заметил, чтобы хоть кто-нибудь оживился в ответ на мальчишкин призыв; что ж, я с самого начала не возлагал на эту затею особых надежд. Но и упускать шанс было не в моих правилах.
  Итак, ювелиры.
  Филла Дрозд, жена лысого юноши Ягора Дрозда, оказалась вполне похожа на миниатюрный портрет в медальоне мужа. Молодая миловидная женщина с косами до колен; разговорчивая, чтобы не сказать болтливая. Как ни странно, похищение, стоившее шевелюры бедному Ягору, не произвело на нее особого впечатления - она вспоминала о нем легко, чуть ли не со смехом.
  Они с подругой отправились в торговый квартал за кое-какими покупками. Взяли отрез на платье (я терпеливо выслушал, какой именно отрез и почему шерсть, а не бархат). Далее побывали у парфюмера - перенюхали два десятка духов (минут пять занял рассказ об особенностях каждого запаха), в результате у обеих разыгрался насморк. Зашли в специальную лавку, где продавались акварельные краски - ювелирша, оказывается, увлекалась живописью и даже продала в прошлом году несколько своих картин. Потом отправились к сапожнику - подруга должна была забрать сшитые на заказ башмакиЕ И тут-то, прямо в дверях сапожной лавки, у Филлы случилось первое выпадение памяти. То есть медное кольцо на двери и деревянный молоток на веревке она помнит, а потом наступила темнота, и она очнулась оттого, что кто-то лил ей в глотку подогретое красное вино.
  - Такое впечатление, что чужая рука заливает вино прямо в горлоЕ Потом смотрю - я сама же кубок и держу. Сама пью - представляете? За таким длинным столом. Горят свечи, на столе поросенок с хреном, тушеная рыба с морковью, тут же и жаровенки, чтобы кушанье не остылоЕ
  Я выслушал и это. В конце концов, каждая деталь могла оказаться важной.
  Потом в воспоминаниях возник злодей - о нем ювелирша помнила до обидного мало:
  - В маске он был, что ли? Нет, маски не помню. Но и лица вроде как нетЕ Помню, говорил со мной. Вышли на стену, смотрю - батюшки! Замок, да стены повыше, чем у нас в городе. Да мост опущен, а на мосту - я сперва думала, куча камней лежит! А потом куча как зашевелится - я снова едва не сомлелаЕ
  - Вы помните, как выглядел дракон? - Да, о да! - оживилась ювелирша. - Коричневый, с прозеленью, крылья махонькие - при такой-то тушеЕ На цепи, а каждое звено той цепи - какЕ - Она запнулась в поисках наиболее цветистого сравнения. - Как колесо на королевской карете, вот!
  - О чем вы говорили? - спросил я. - С похитителем?
  На разрумянившемся лице ювелирши появилось беспомощное выражение очень близорукого человека, который только что сел на собственные очки:
  - Не помнюЕ Но говорил он красиво. Я покосился на господина Ягора - и чуть не вздрогнул. Таким болезненным было в это мгновение лицо лысого ювелира.
  "Поглупела", - вспомнил я его отчаянное признание.
  После тяжелого жирного обеда (который засчитала мне злопамятная печень) ювелир нашел повод, чтобы уединиться со мной в гостиной. "Ну как?" - было написано на его лице. Как будто я доктор, а ювелирша - тяжелобольная.
  - Она действительно была другой? - спросил я осторожно.
  Вместо ответа он кивнул на стену, увешанную разновеликими картинами в тонких деревянных рамочках:
  - ВотЕ Это ее работы до похищения.
  Я подошел. Ничего особенного, на мой взгляд, впрочем, я никогда не скрывал, что не разбираюсь в живописи. Только одна картинка мне действительно понравились: мостик, дерево, привязанная под мостом лодка, причем на осенние листья, плывущие по воде, хотелось смотреть и смотреть снова. Казалось, они действительно движутсяЕ и неспешный поток их настраивал на возвышенный лад, хотелось улыбнуться, вздохнуть и, может бытьЕ
  - А это она рисовала потом.
  Ювелир вытащил из-за шкафа два картонных листа. На первый взгляд мне показалось, что стыдливо припрятанные работы немногим отличаются от заключенных в рамочки; только всмотревшись как следует, я понял, что разница все же есть.
  - Это бездарно, - шепотом сказал ювелир. - Ей отказал вкус. Вы бы видели, как она теперь одеваетсяЕ Как она пытается одеватьсяЕ
  - Сочувствую, - сказал я искренне. Ювелир махнул рукой - мол, что мне ваше сочувствие.
  - Можно мне поговорить с подружкой? - спросил я, глядя, как он прячет женины рисунки обратно за шкаф.
  - С какой подружкой?
  - С той самой, которая сопровождала вашу жену в походе за покупками. Которая должна была забрать у сапожника башмаки.
  Ювелир смотрел на меня, и две складки между бровями делались все глубже:
  - Тисса Граб. ДаЕ Я искал ее, хотел спросить о Филле. Тисса Граб пропала и так и не нашлась. Можете сами спросить - улица Столпников, триЕ
  Распрощавшись с ювелирами, я потратил полчаса, чтобы найти названную улицу и узнать, что госпожа Тисса Граб действительно снимала здесь комнату - но уже два месяца как съехала. Нет, не пропала внезапно, а именно съехала - заплатив за все дни, собрав вещи и распрощавшись с хозяевамиЕ
  И никому не признавшись, куда направляется.
  Ювелиры, ювелирыЕ
  Я сидел, как и вчера, у окна своего номера. Хозяину строго-настрого воспрещалось пускать ко мне кого-либо; зато у входной двери рядом с деревянным молотком висела на железной цепочке толстая тетрадь, купленная мною в канцелярской лавке. На тетрадной обложке большими буквами было написано: "Жалобы и предложения оставлять здесь".
  И они оставляли. Мое окно было затянуто толстым защитным флером - и я мог наблюдать, как они занимают очередь, как передают друг другу чернильницу и вполголоса ругаются, что цепочка коротка. Какой-то парень был неграмотный - его жалобу взялась записать морщинистая старушка в темном платке; парень диктовал вполголоса, до меня доносились отдельные слова: "Еденег не будет черезЕ и мельницу спалитЕ"
  А может быть - я закинул руки за голову - может быть, мне следует посерьезнее отнестись к упавшему на мою голову подарку судьбы. Не останавливаться на однократном использовании заклинания Кары - а превратиться в эдакого профессионального мстителя с книгой жалоб под мышкой. Эти несчастные пришли ко мне не от хорошей жизни - пусть половина из них злопамятна и склонна к доносительству, но ведь есть и такие, как тот торговец зельямиЕ
  "Ей было четырнадцать. Моя жена не пережила". "Чем справедливее будет ваша Кара, чем могущественнее покаранныйЕ"
  Этот его обидчик, скрывающийся от мести на острове Стан, должен быть достаточно могущественным?
  И я подумал, что торговца, вероятно, можно было бы на всякий случай разыскать.

***


  "ЕИ не говори мне про эти обереги, милая! На моих глазах такое случилось, что я колдовского теперь до смерти не трону, в руки не возьмуЕ
  Твердят: обереги, оберегиЕ Подружка вот моя вышла замуж, а свекровь попалась лютая. И что же? Нет чтобы угождать старухе - попроворнее мести, пораньше вставатьЕ Пошла к магу, что безделушками торговал, и купила оберег от свекрови, ожерельице тонкое на шею. С недельку все шло - ничего не сказать: подружка жировала, работы в руки не брала, до позднего утра в постельке, и слова худого от свекрови не слышалаЕ А потом не заладилось что-то с оберегом, не то она уронила его, не знать, - но кинулась на нее свекровь с ухватом, безумная, и ну бить, бить, битьЕ На счастье, и муж и свекор рядом были, во дворе, на крик прибежали и оттащили старуху - та уж синяя была, а рвалась невестку душитьЕ Пока дурочка эта оберега не сбросила, свекровь на нее рычала, у мужа и сына из рук вырывалась. А сбросила дура оберег - свекровь опомнилась, да только вся горница в кровище, невестка в синяках да с разбитым носом, да кости кое-где поломаныЕ А самое скверное - ребенка скинула. ДаЕ Вот они, колдовские цацки. Потом приезжал какой-то из города маг, говорил всем, что обереги у кого попало покупать не следует, что к каждому печать должна прилагаться и бумажка специальная, тогда, мол, можно покупатьЕ Только я - зареклась. А вдруг подделают и печать и бумажку? Я что, грамотная? Ну их совсем с их оберегамиЕ"

***


  Вечер и половину ночи я провел в клубе.
  В трубе огромного камина свистел ветер - погода стремительно менялась, и катаклизмы в грозовых облаках отдавались тупой болью у меня в затылке. Господа клубные завсегдатаи начали собираться часам к десяти, из всех лиц мне были знакомы только физиономии председателя и кассира. На плече у председателя, как и в первую нашу встречу, громоздилась сонная сова.
  Мальчик лет четырнадцати, исполненный сознанием собственной важности, обносил господ магов напитками на серебряном подносе. Я взял холодного лимонада.
  Проходя мимо моего столика, незнакомые маги вежливо наклоняли голову:
  - Как здоровье вашей совы?
  И всякий раз, приподнявшись согласно этикету, я кивал в ответ:
  - Сова поживает хорошо, спасибоЕ
  И ловил на себе заинтересованные взгляды. Все они уже знали, конечно, что именно этот провинциальный дикарь, занявший место за столиком в углу, только что выиграл Корневое заклинание.
  Напротив, над камином, помещались настенные часы размером с собачью будку. Тяжелый маятник вызывал у меня трепет, а из окошечка над циферблатом каждые пятнадцать минут выглядывала деревянная сова. Когда она выглянула подряд одиннадцать раз - всем уже надоело надсадное уханье, - в дверях обнаружилась единственная на всем этом сборище дама.
  Дама была блондинка, в простом черном платье до пят. Единственным ее украшением был пояс со множеством подвесок; пояс заинтересовал меня в первую очередь. Лицо и фигура пришелицы ничем меня не удивили: женщины не бывают наследственными магами, а только лишь назначенными, степень их, как правило, низка и все магические ухищрения сводятся к усовершенствованию собственной внешности. Все они предпочитают волосы цвета соломы, крупный бюст, высокие скулы и голубые глаза; во всяком случае, те немногие женщины-маги, которых я встречал в своей жизни, выглядели именно так. А вот поясЕ
  Пояс был мужской, его потертость и некоторая засаленность не вязались с вечерним платьем. Пряжки и бляхи потускнели; ко множеству бронзовых колечек крепилось штук двадцать цепочек, на них висели замшевый кошелек, чехол для письменных принадлежностей, чернильница, оберег от мужского своеволия, золотые и костяные украшения, и среди всего этого хлама - маленькая цацка, о которую сразу же зацепился мой взгляд.
  Проклятье, или они мне мерещатся повсюду, эти камни?!
  Я попытался определить, какой эта дама степени, и не определил. Возможно, тот второй оберег для этого и служил - защитой от чужого любопытства.
  - ЕКак здоровье вашей совы?
  Я невольно вздрогнул. У моего столика стоял сам господин председатель; щеки его переняли цвет выпитого красного вина, а выпил он, по-видимому, изрядно. Мне показалось, что даже сова на его плече косится на хозяина с неодобрением.
  - Прекрасно, - отозвался я коротко.
  - Вы не будете против, высокородный господин зи Табор?..
  И, не дожидаясь моего ответа, опустился на кресло рядом со мной.
  - Вижу, вы не спешите отбыть домой, наверное, наша суетливая городская жизнь забавляет вас?
  - Я давно не был в городе, - сказал я, глядя, как дама в черном платье пересекает зал. С ней здоровались, но прохладно; по-видимому, дама не была здесь чужачкой, но и к числу завсегдатаев не относилась.
  Председатель, не глядя, поймал бокал, слетевший к нему в ладонь с подноса мальчишки-прислужника. Прищурился, глядя на меня сквозь рдеющее в хрустале вино:
  - Вы уже оценили все тяготы, которые приносит наш выигрыш? Толпы просителейЕ
  - Да, - сказал я.
  - Мой вам советЕ - Председатель отхлебнул из бокала. - Не слушайте никого, не давайте спровоцировать себя, не будите в себе ложное чувство справедливости. Корневое заклинание Кары существует не для того, чтобы кого-то каратьЕ А для обладания им. Обладания - и все. Оторвите голову вашему глиняному болвану - но лишь в последний день оговоренного срока. Чтобы не упустить ни дня. А кого вы при этом покараете - совершенно все равно, уверяю вас, Хорт. - И он отхлебнул снова.
  - Да? - спросил я недоверчиво. - А я слышалЕ
  - Члены правления клуба, - продолжал председатель, не слушая меня, - не имеют права участвовать в розыгрыше. Тем не менееЕ - Он сделал хитрое лицо. Наклонился к моему уху, так что сова на его плече недовольно затопталась. - Эй-фо-рическое ощущение, господин зи ТаборЕ Пьянит почище винаЕ Кстати, простите за нескромный вопрос. Какова природа вашей болезни, той самой, что не позволяет вам пить спиртное? Я могу порекомендовать первоклассного лекаряЕ
  - Спасибо, - сказал я поспешно и, возможно, не вполне вежливо. - Спасибо, яЕ пока не нуждаюсь.
  - Как хотите. - Председатель слегка обиделся. - КстатиЕ вы не находите, что женщина в магии столь же уместна, как мышь в бочке меда?
  - А? - Я оторвал взгляд от незнакомки в черном.
  - Да-да. Эта странная дама, на которую вы с таким интересом смотритеЕ Некая Ора Шанталья. Которая вот уже несколько лет упорно является на каждый розыгрышЕ К чему ей Кара, как вы думаете?
  - Мало ли, - сказал я медленно. Председатель пожевал губами:
  - Кара в руках стервы - этоЕ Это ужасно. Я надеюсь, ей не выиграть заклинанияЕ я мало знаком с ней и ничего не могу сказать точноЕ Но она действительно производит впечатление стервы. К чему, например, эта выставка побрякушек на поясе? Все эти обереги, камушкиЕ
  - Камушки, - повторил я задумчиво.
  - ДаЕ При том что инициирующий предмет у нее - не палочка, не брошка и не кольцо, а искусственный зуб во рту, можете мне поверитьЕ
  - Да? - Я удивился такой осведомленности.
  - ДаЕ - мрачно кивнул председатель. - Это не совсем прилично - приходить в наш клуб с оберегом от мужского своеволия, вы не находите? Если бы она была мужчиной, ее давно бы попросили снять половину побрякушек или покинуть зал. Но все мои коллеги, к которым я обращался с этим предложением, только отмахивались: она, мол, единственная особа женского пола, если уверенности в себе недостает - пусть утешается сомнительными артефактамиЕ
  - В самом деле, - сказал я, глядя, как дама в черном платье цедит вино за столиком в противоположном углу.
  - Когда она вас в грубой форме отошьет, - сказал председатель, проследив за моим взглядом, - не говорите, что я вас не предупреждал.
  - Онри, больше не пей, - скрипучим голосом сказала сова у него на плече. - Ты и так болтаешь лишнее. Я вздрогнул.
  - Да, - смиренно отозвался председатель. - Не волнуйся, Фили, я выпил не так уж много и чувствую себя превосходноЕ Мое почтение, господин Хорт зи Табор. Долгих лет вашей сове.
  И ушел, покачиваясь.
  Некоторое время я честно пил свой лимонад. Потом встал, пересек зал, то и дело желая здоровья чужим совам, и оказался в непосредственной близости от дамы в черном.
  - Вы разрешите?..
  Она окинула меня сумрачным взглядом. Коротко кивнула.
  - Как здоровье вашей?..
  - Сдохла, - отозвалась дама, глядя мне в глаза.
  - И моя сдохла, - пробормотал я растерянно. - Вот неприятность.
  Дама пожала правым плечом:
  - Никакой неприятности, я терпеть не могу сов. Вы - тот самый счастливчик, который выиграл заклинание?
  - ДаЕ Я прошу прощения. Кажется, это кресло, в которое вы сели, кажется, это то самое, на которое десять минут назад случайно пролили соусЕ
  Да, она инстинктивно привстала и оглянулась; я на мгновение получил возможность увидеть вблизи ее пояс. Среди прочих безделушек там висел крупный камень-брелок в виде тигриной морды.
  Еще один камень с глазами.
  - Я ошибся, - сказал я печально. - Это кресло чистоеЕ
  Она покраснела.
  Глаза ее оказались не голубыми, а карими. Волосы - цвета выбеленного хлопка. Губы - алые и тонкие, причем уголки рта норовили опуститься вниз. Вот как сейчас:
  - Умно и тонко, мой молодой господин. Только зачем такие ухищрения? Вы могли просто предложить мне пройтись взад-вперед - тогда, оценив достоинства и недостатки моей фигуры, и решили бы окончательно, стоит ли продолжать знакомствоЕ если бы у вас была такая возможность. А теперь будьте любезны, вернитесь за свой столик.
  - Простите, - сказал я, действительно испытывая нечто вроде смущения. - На самом деле я вовсе не так бруталенЕ Я хотел толькоЕ
  - Избавьте меня от своего общества.
  Сказано было убедительно и емко; секунду потоптавшись на месте, я вернулся на исходную позицию.
  Господин председатель смотрел на меня из противоположного угла. Смотрел со смесью сочувствия и злорадства.

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»



- без автора - : Адамс Дуглас : Антуан Сен-Экзюпери : Басов Николай : Бегемот Кот : Булгаков : Бхайравананда : Воннегут Курт : Галь Нора : Гаура Деви : Горин Григорий : Данелия Георгий : Данченко В. : Дорошевич Влас Мих. : Дяченко Марина и Сергей : Каганов Леонид : Киз Даниэл : Кизи Кен : Кинг Стивен : Козлов Сергей : Конецкий Виктор : Кузьменко Владимир : Кучерская Майя : Лебедько Владислав : Лем Станислав : Логинов Святослав : Лондон Джек : Лукьяненко Сергей : Ма Прем Шуньо : Мейстер Максим : Моэм Сомерсет : Олейников Илья : Пелевин Виктор : Перри Стив : Пронин : Рязанов Эльдар : Стругацкие : Марк Твен : Тови Дорин : Уэлбек Мишель : Франкл Виктор : Хэрриот Джеймс : Шааранин : Шамфор : Шах Идрис : Шекли Роберт : Шефнер Вадим : Шопенгауэр

Sponsor's links: