Sponsor's links:
Sponsor's links:

Биографии : Детская литература : Классика : Практическая литература : Путешествия и приключения : Современная проза : Фантастика (переводы) : Фантастика (русская) : Философия : Эзотерика и религия : Юмор


«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 11%

15.15. СЧАСТЛИВОГО РОЖДЕСТВА!


  Научно-исследовательская лаборатория Всеобщей сталелитейной компании находилась далеко от главного входа на илиумские заводы компании, примерно в квартале от площадки для служебных машин, где доктор Брид поставил свой "линкольн".
  Я спросил доктора Брида, сколько человек занято в научноисследовательских лабораториях.
  - Семьсот человек,- сказал он,- но лишь около ста из них действительно заняты научными исследованиями. Остальные шестьсот так или иначе занимаются хозяйством, а главная экономка - это я.
  Когда мы влились в поток пешеходов на заводской улице, женский голос сзади нас пожелал доктору Бриду счастливого рождества. Доктор Брид обернулся, благосклонно вглядываясь в море бледных, как недопеченные оладьи, лиц, и обнаружил, что приветствовала его некая мисс Франсина Пефко. Мисс Пефко была недурненькая здоровая барышня лет двадцати, заурядная и скучная.
  Проникаясь, как и полагается на рождество, чувством благоволения, доктор Брид пригласил мисс Пефко следовать за нами. Он представил ее мне как секретаря доктора Нильсака Хорвата. Он объяснил мне, кто такой доктор Хорват: "Знаменитый химик, специалист по поверхностному натяжению,- сказал он,- тот, что делает такие чудеса с пленкой".
  - Что нового в химии поверхностного натяжения? - спросил я у мисс Пефко.
  - А черт его знает!- сказала она.- Лучше не спрашивайте. Я просто пишу на машинке то, что он мне диктует.- И она тут же извинилась, что сказала "черт".
  - По-моему, вы понимаете больше, чем вам кажется,- сказал доктор Брнд.
  - Я? Вот уж нет!- Мисс Пефко, видно, не привыкла запросто болтать с такими важными людьми, как доктор Брид, и чувствовала себя очень неловко. Походка у нее стала манерной и напряженной, как у курицы. Лицо остекленело в улыбке, и она явно ворошила свои мозги, ища, что бы такое сказать, но там ничего, кроме бумажных салфеточек и поддельных побрякушек, не находилось.
  - Ну-с,- благожелательно пробасил доктор Брид.- Как вам у нас нравится, ведь вы тут уже давно? Почти год, да?
  - Все вы, ученые, чересчур много думаете!- выпалила мисс Пефко. Она залилась идиотским смехом. От приветливости доктора Брида у нее в мозгу перегорели все пробки. Она уже ни за что не отвечала.- Да, все вы думаете слишком много!
  Толстая унылая женщина в грязном комбинезоне, задыхаясь, семенила рядом с нами, слушая, что говорит мисс Пефко. Она обернулась к доктору Бриду, глядя на него с беспомощным упреком. Она тоже ненавидела людей, которым слишком много думают. В эту минуту она показалась мне достойной представительницей всего рода человеческого.
  По выражению лица толстой женщины я понял,- что она тут же, на месте, сойдет с ума, если хоть кто-нибудь еще будет что-то выдумывать.
  - Вы должны понять,- сказал доктор Брид,-что у всех людей процесс мышления одинаков. Только ученые думают обо всем поодному, а другие люди - по-другому.
  - Ох-ххЕ- равнодушно вздохнула мисс Пефко.- Пишу под диктовку доктора Хорвата - и как будто все по-иностранному. Наверно, я ничего не поняла бы, даже если б кончила университет. А он, может быть, говорит о чем-то таком, что перевернет весь мир кверху ногами, как атомная бомба.
  - Бывало, приду домой из школы,- продолжала мисс Пефко,- мама спрашивает, что случилось за день, я ей рассказываю. А теперь прихожу домой с работы, она спрашивает, а я ей одно твержу.- Тут мисс Пефко покачала головой и распустила накрашенные губы.- Не знаю, не знаю, не знаюЕ
  - Но если вы чего-то не понимаете,- настойчиво сказал доктор Брид,- попросите доктора Хорвата объяснить вам. Доктор Хорват прекрасно умеет объяснять.- Он обернулся ко мне: - Доктор Хониккер любил говорить, что, если ученый не умеет популярно объяснить восьмилетнему ребенку, чем он занимается, значит, он шарлатан.
  - Выходит, я глупей восьмилетнего ребенка,- уныло сказала мисс Пефко.- Я даже не знаю, что такое шарлатан.

16.16. ВОЗВРАЩЕНИЕ В ДЕТСКИЙ САД


  Мы поднялись по четырем гранитным ступеням в научноисследовательскую лабораторию. Лаборатория находилась в шестнадцатиэтажном здании. Само здание было выстроено из красного кирпича. У входа мы миновали двух стражей, вооруженных до зубов.
  Мисс Пефко предъявила левому стражу розовый значок секретного допуска, приколотый на ее левой груди.
  Доктор Брид предъявил правому стражу черный значок "совершенно секретно" на мягком лацкане пиджака. Он церемонно обхватил меня рукой за плечи, почти не прикасаясь к ним, давая стражам понять, что я нахожусь под его августейшим покровительством и наблюдением.
  Я улыбнулся одному из стражей. Он не ответил. Ничего смешного в охране государственной тайны не было, совершенно ничего смешного.
  Доктор Брид, мисс Пефко и я осторожно проследовали через огромный вестибюль лаборатории к лифтам.
  - Попросите доктора Хорвата как-нибудь объяснить вам хоть основы,- сказал доктор Брид мисс Пефко.- Вот увидите, он хорошо и ясно на все вам ответит.
  - Ему придется начинать с первого класса, а может быть, и с детского сада,- сказала мисс Пефко.- Я столько пропустила.
  - Все мы много пропустили,- сказал доктор Брид.- Всем нам не мешало бы начать все сначала - предпочтительно с детского сада.
  Мы смотрели, как дежурная по лаборатории включила множество наглядных пособий, уставленных по стенам лабораторного вестибюля. Дежурная была худая и высокая, с бледным ледяным лицом. От ее точных прикосновений вспыхивали лампочки, крутились колеса, бурлила жидкость в колбах, звякали звонки.
  - Волшебство,- сказала мисс Пефко.
  - Мне жаль, что член нашей лабораторной семьи употребляет это заплесневелое средневековое слово,- сказал доктор Брид.- Каждое из этих пособий понятно само по себе. Они и задуманы так, чтобы в них не было никакой мистификации. Они - прямая антитеза волшебству.
  - Прямая что?
  - Прямая противоположность.
  - Только не для меня.
  Доктор Брид слегка надулся.
  - Что ж,-сказал он,- во всяком случае, мы никого мистифицировать не хотим. Признайте за нами хотя бы эту заслугу.

17.17. ДЕВИЧЬЕ БЮРО


  Секретарша доктора Брида стояла у него в приемной, на своем бюро, подвешивая к люстре елочный бумажный фонарик гармошкой.
  - Послушайте, Ноэми,- воскликнул доктор Брид,- у нас полгода не было ни одного несчастного случая. Нечего вам портить статистику и падать с бюро.
  Мисс Ноэми Фауст была сухонькая веселенькая старушка. Помоему, она прослужила у доктора Брида почти всю его, да и всю свою жизнь.
  Она засмеялась:
  - Я небьющаяся. А если бы я даже упала, рождественские ангелы подхватили бы меня.
  - И у них промашки бывали.
  С фонарика свисали две бумажные ленты, тоже сложенные гармошкой. Мисс Фауст подергала одну ленту. Она натянулась, разворачиваясь, и превратилась в длинную полосу с надписью.
  - Держите,- сказала мисс Фауст, подавая конец ленты доктору Бриду.- Тяните до конца и прикнопьте ее к доске объявлений.
  Доктор Брид послушно все выполнил и отступил, чтобы прочесть лозунг на ленте.
  - "Мир на Земле!"- радостно прочел он вслух. Мисс Фауст спустилась с бюро с другой лентой и развернула ее:
  - "И в человецех благоволение!"
  - Черт возьми!- засмеялся доктор Брид.- Они и рождество засушили. Но вид у комнаты праздничный, очень праздничный.
  - И я не забыла про плитки шоколада для девичьего бюро!сказала мисс Фауст.- Вы мной гордитесь?
  Доктор Брид постучал себя по лбу, огорченный своей забывчивостью:
  - Ну слава богу! Совершенно вылетело из головы!
  - Никак нельзя забывать,- сказала мисс Фауст. Это стало традицией: доктор Брид каждое рождество дарит девушкам из бюро по плитке шоколада.- И она объяснила мне, что "девичьим бюро" у них называется машинное бюро в подвальном помещении лаборатории. - Девушки работают на расшифровке диктофонных записей.
  Весь год, объяснила она, девушки из машинного бюро слушают безликие голоса ученых, записанные на диктофонной пленке, пленки приносят курьерши. Только раз в году девушки покидают свой железобетонный монастырь и веселятся, а доктор Брид раздает им плитки шоколада.
  - Они тоже служат науке,- подтвердил доктор Брид,- хотя, наверно, ни слова из записей не понимают. Благослови их бог всех, всехЕ

18.18. САМОЕ ЦЕННОЕ НА СВЕТЕ


  Когда мы вошли в кабинет доктора Брида, я попытался привести в порядок свои мысли, чтобы взять толковое интервью. Но я обнаружил, что мое умственное состояние ничуть не улучшилось. А когда я стал задавать доктору Брнду вопрос о дне, когда сбросили бомбу я также обнаружил, что мои мозговые центры, ведающие контактами с внешней средой, затуманены алкоголем еще с той ночи, проведенной в баре. Какой бы вопрос я ни задавал, всегда выходило, что я считаю создателей атомной бомбы уголовными преступниками, соучастниками в подлейшем убийстве.
  Сначала доктор Брид удивлялся, потом очень обиделся. Он отодвинулся от меня и ворчливо буркнул:
  - По-моему, вы не очень-то жалуете ученых
  - Я бы не сказал этого, сэр.
  - Вы так ставите вопросы, словно хотите вынудить у меня признание, что все ученые - бессердечные, бессовестные, узколобые тупицы, равнодушные ко всему остальному человечеству, а может быть, и вообще какие-то нелюди.
  - Пожалуй, это слишком резко
  - По всей вероятности, ничуть не резче вашей будущей книжки Я считал, что вы задумали честно и объективно написать биографию доктора Феликса Хониккера, что для молодого писателя в наше время, в наш век, задача чрезвычайно значительная. Оказывается, ничего похожего, и вы сюда явились с предубеждением, представляя себе ученых какими-то психопатами, Откуда вы это взяли? Из комиксов, что ли?
  - Ну, хотя бы от сына доктора Хониккера
  - От которого из сыновей?
  - От Ньютона,- сказал я. У меня с собой было письмо малютки Ньюта, и я показал это письмо доктору Бриду - Кстати, он и вправду такой маленький?
  - Не выше подставки для зонтов,- сказал доктор Брид, читая письмо и хмурясь.
  - А двое других детей нормальные?
  - Конечно! К сожалению, должен вас разочаровать, но ученые производят на свет таких же детей, как и все люди.
  Я приложил все усилия, чтобы успокоить доктора Брида, убедить его, что я и в самом деле стремлюсь создать для себя правдивый образ доктора Хониккера:
  - Цель моего приезда - как можно точнее записать все, что вы мне расскажете о докторе Хониккере. Письмо Ньютона - только начало поисков, я непременно сверю его с тем, что вы мне сообщите.
  - Мне надоели люди, не понимающие, что такое yчeный, что именно делает ученый.
  - Постараюсь изжить это непонимание.
  - Большинство людей у нас в стране даже не представляют себе, что такое чисто научные исследования.
  - Буду очень благодарен, если вы мне это объясните.
  - Это не значит искать усовершенствованный фильтр для сигарет, или более мягкие бумажные салфетки, или более устойчивые краски для зданий - нет, упаси бог! Все у нас говорят о научных исследованиях, а фактически никто ими не занимается. Мы одна из немногих компаний, которая действительно приглашает людей для чисто исследовательской работы. Когда другие компании хвастают, что у них ведется научная работа, они имеют в виду коммерческих техников - лаборантов в белых халатах, которые работают но всяким поваренным книжкам и выдумывают новый образец "дворника" для новейшей модели "олдсмобиля"
  - А у вас?
  - А у нас, и еще в очень немногих местах, людям платят за то, что они расширяют познание мира и работают только для этой цели.
  - Это большая щедрость со стороны вашей компании
  - Никакой щедрости тут нет. Новые знания - самое ценное на свете. Чем больше истин мы открываем, тем богаче мы становимся.
  Будь я уже тогда последователем Боконона, я бы от этих слов просто взвыл

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»



- без автора - : Адамс Дуглас : Антуан Сен-Экзюпери : Басов Николай : Бегемот Кот : Булгаков : Бхайравананда : Воннегут Курт : Галь Нора : Гаура Деви : Горин Григорий : Данелия Георгий : Данченко В. : Дорошевич Влас Мих. : Дяченко Марина и Сергей : Каганов Леонид : Киз Даниэл : Кизи Кен : Кинг Стивен : Козлов Сергей : Конецкий Виктор : Кузьменко Владимир : Кучерская Майя : Лебедько Владислав : Лем Станислав : Логинов Святослав : Лондон Джек : Лукьяненко Сергей : Ма Прем Шуньо : Мейстер Максим : Моэм Сомерсет : Олейников Илья : Пелевин Виктор : Перри Стив : Пронин : Рязанов Эльдар : Стругацкие : Марк Твен : Тови Дорин : Уэлбек Мишель : Франкл Виктор : Хэрриот Джеймс : Шааранин : Шамфор : Шах Идрис : Шекли Роберт : Шефнер Вадим : Шопенгауэр

Sponsor's links: