Sponsor's links:
Sponsor's links:

Биографии : Детская литература : Классика : Практическая литература : Путешествия и приключения : Современная проза : Фантастика (переводы) : Фантастика (русская) : Философия : Эзотерика и религия : Юмор


«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 39%

***


  Это, пожалуй, случаи самые коварные: ловушка замаскирована, скажем, привычностью переносного значения. Но зачастую пишущий соединяет слова, несоединимые по самому прямому, основному смыслу.
  лУши его онемелиЕнаполненные невероятным, убийственным ревом», - очевидно, человеку заложило уши.
  лПокосился на него, не отводя глаз (от других)» - попробуйте проделать такое упражнение!
  лЕГромко вскрикнула она, онемев от страха», - вероятно, похолодев?
  лТелевидение выбрасывает на рынок массового потребления море опутывающей человека продукции».
  Птицы полетели, лкопьями выставив перед собой длинные изогнутые клювы» - но ведь копье-то не изогнутое, а прямое!
  Престранно выглядит крупный газетный заголовок лПерекресток, ведущий к истине». Спрашивается, когда это перекрестки куда-либо вели? Ведет одна из дорог, но не сам же перекресток!
  Не очень-то удачная выдумка - зевсообразный красавец, но зевсообразный затылок сочетание уж вовсе ни с чем не сообразное.
  Надо, необходимо задумываться, как сочетаются слова, тогда вовремя заметишь, что невозможно лмаленький шофер взгромоздился на сиденье», и подыщешь замену: вскарабкался, взобрался либо примостился за рулем.
  Из текста, подписанного двумя литераторами, в последнюю минуту выловлена лконструкция по принципу пустотелой трубы». А какой же еще ей быть, трубе? Труба или трубка любого происхождения и назначения в зубах курильщика или в оркестре, огромная ли фабричная или тончайший капилляр - всегда пустотелая, это ее первейшее определение и отличие от любого другого предмета!
  лЕКрикнул он сварливо» - было сказано когда-то о герое одного романа. А много времени спустя в новом издании лотредактировано»: лкрикнул он ворчливо» - и никто не услышал, не спохватился, что крик и ворчание несовместимы.
  Читаем в публицистике и в художественной прозе, переводной и оригинальной: лЯ ощутил полную опустошенность», лТам царило полное запустение», лКартина полного опустошения».
  Да, слово полный теряет свой первоначальный смысл и нередко воспринимается как совершенный. Но не в таких же сочетаниях!
  Иной переводчик способен написать: лИменно этот образ жизни привел ее к смерти» - получается плоская острота, вовсе не предусмотренная зарубежным автором. Да еще вслед за этим герой старается лвосстановить картину ее жизни», а через фразу о другой женщине сказано: лЕзнала очень много мужчин в своей жизни» - хоть бы для разнообразия на своем веку!
  лПрисутствие смерти ощущаешь так живоЕ» (вместо - явственно, сильно, остро).
  Распорядитель на похоронах рассуждает: лМало кто нам радуется, но без нас не проживешь!» - опять дурной каламбур. И тут повинен вовсе не дух книги и не характер говорящего. Просто переводчик свел вместе слова и понятия несовместимые, они друг с другом на ножах. Можно было подыскать что-то более уместное (без нас не обойдешься).
  Если упомянуты лмертвецы на кладбище», то в следующей фразе излишне лне могли сдвинуться с мертвой точки».
  Такое получается по невниманию, по недомыслию.
  Еще того чаще нелепые столкновения, ненужные повторы встречаются там, где избежать их и вовсе просто.
  Хорошо ли сказать, что человек не увидел ни одного мало-мальски большого дерева? Или: зверек лпонял, что маленькая девочка не самое большое зло для него»? Не лучше ли - для него не слишком опасна?
  лСилясь побороть свою слабость» - конечно же, здесь надо пытаясь, стараясь.
  Зимнее лихолетье. Слово отличное, но рядом с зимой чудятся уже не лета, а лето!
  лЕНе заметил поблизости никого, кроме далекой детской фигурки».
  лВ силу своего слабоумия»!!
  У одного писателя (не переводчика!) герой лс хрустом потянулся, вдохнув воздух со свистом». А кто-то хлебает похлебку (лучше все же хлебать суп, а похлебку уписывать, уплетать). А кто-то говорит о войне: лЯ последний год прихватил - и то хватило».
  Тут автору нужны были только глаза и уши.
  У мастера, и тоже не в переводе: лОт ее тела, затянутого в тонкое платье, тянуло теплом».
  Нечто лприносит положительные плоды». Да, плоды не так сухи и казенны, как навязшие в зубах результаты, но уж если плоды - так скорее добрые, хорошие.
  лИ второе, хотя здесь третьестепенноеЕ»
  В один прекрасный день печатается в газетах, звучит по радио: лКое-где допускаются недопустимые факты».
  Или так: лАнтиобщественные подонки обществаЕ»
  Можно догадаться: сперва было лантиобщественные элементы», потом кто-то отредактировал. Оно бы и правильно: лподонки» выразительнее, чем лэлементы». Но тогда надо было избежать ненужного повтора с одним и тем же корнем.
  лС нею произошло роковое происшествие» - вдвойне обидно, когда так пишет серьезный критик о прекрасном поэте.
  Переводчик, уже не начинающий, не смущаясь ставит рядом запустение и пустынность, потерял рассудок и терялся в догадках, общий разговор в одном частном обществе, лвнезапно возникшее самообладание овладело мною», лумозрительный склад ума». Все это - попросту неряшество.
  У одного автора упитанный юнец не питал к кому-то неприязни, у другого герой испытывал легкое облегчение, у третьего гостей захватило предвкушение вкусной едыЕ Еще у одного: женщины преклонного возрастаЕ были непреклонны, ощущение праздника - и рядом: люди казались праздными.
  А ведь тут не требуется особой проницательности и чуткости, можно, кажется, вообще не думать и не чувствовать - умей хотя бы видеть и слышать!
  лИдите к черту, - сказал он и поторопился отойти» - похоже, что и сам говорящий либо пошел к черту, либо отошел от черта подальше!
  лЯ его вижу насквозь и потому виду не подаю».
  лЯ, глядишь, и увидела бы».
  лШапка ухарски сползла на одно ухо», а вернее: мальчишка лихо сдвинул (или надел) ее набекрень.
  Бабушка оттрепала внука за уши, и тут же он говорит ей: лНе видать нам этого дома, как своих ушей»!
  лЕРуки и прежде всего длинные пальцы, увенчанные красивыми, крупными ногтями» - и это, кстати, не перевод! И лзапелаЕ округлив глаза куда-то в затканный ночьюЕ простор» - тоже не перевод!
  лЕВиски покрашены в седой цвет»- цвет все же не седой! Тогда уж, может быть, хотя бы выкрашены лпод седину»?
  лЕе лицо было молочно-белым, и на нем резко выделялись мочки ушей и веки глаз, окрашенные в розовый цвет» - кто видел мочки ушей на лице? И какие еще могут быть веки?
  лЕОн допил эль и выплеснул остатки на пол» - если допил, остаться уже нечему!
  Люди лухали под струями воды в душевой, но как-то без особого воодушевленияЕ»
  лЕВ глазах было тоскливо-умозрительное выражение» - что сие значит?
  лВысохшее лицо цвета старой кожи» - надо думать, лицо такое темное, словно кожа дубленая.
  Попробуйте себе представить такую сценку из восточного быта: лженщина размахивала руками, выступая величаво, как изваяние, с корзиной, прочно державшейся на голове»!» Пояснений, вероятно, не требуется.
  Десятки несуразностей - и лишь единицы (причем не самые страшные) были выловлены редакторами. Все остальные перлы разошлись многотысячными тиражами. И приводить подобные ляпсусы можно сотнями.
  Вероятно, особого разговора требуют переводы, выходящие в областных и республиканских издательствах. Тут, случается, роман классика напоминает известную рубрику лНарочно не придумаешь»: лМолодой человек с кремовыми пирожками», лУ него остановилось биться сердце», лС него соскочило затмение чувств», лПереулок неожиданно загнулся»Е Один читатель прислал ворох этих выписок, причем извинился, что не может прислать всю книгу: он лугощает» ею друзей, лкогда хочется посмеяться вволю». Чувство юмора у читателей драгоценно, но мне, профессионалу, не смешно. Ведь этот, прошу прощения, бред издан стотысячным тиражом! И подобное издается поныне.
  Не так уж много зоркости и внимания надобно, чтобы заметить, если рядом стоят секунда и секундант, ясновидец и выяснил, обои и обаятельная, упоительно и поют, если теснятся тесовые крыши, чье-то тело взлетело вверх, лнемолодая уже женщина» (а можно уже немолодаяЕ), лна базе базельских изданий» и прочее.
  Некто лдалеко не молод. Не далее как вчера» он делал то-то и то-то. Другой луспокаивает жену: ну-нуЕ» - говорит онЕ Третий - за рулем автомобиля: лОн знал, что старушка не подведет, и вел ее машинально. Должно быть, он водил машину с юности».
  Такое может случиться ненароком, по рассеянности. Но читателю нет дела, отчего и почему оплошал литератор, кто этот литератор - мастер, подмастерье или нерадивый ремесленник. И читатель законно удивляется: а куда смотрел редактор?
  А вот ошибки еще одного сорта - когда пишущий не замечает, что слово многозначно:
  лЕЕму захотелось пробежаться вниз по ступенькамЕ Но дисциплина и самоконтрольЕ взяли верх, и он сошел вниз быстрым деловым шагом». И впрямь, нарочно не придумаешь!
  лЕНи один из них не считает (героя) пустым местом. ОнЕ сказал, что устроит их всех в гостиной, если они там поместятся».
  лОн отказался от поползновения спасти меня ползком».
  лЕВсе отбросы автоматически выбрасываются».
  лЕС легкой улыбкой закупорил тяжелую бутыль».
  лЯ пошел в гостиную, где (она) настраивала телевизор. Наверно, она заметила, что я расстроен».
  лОтойду немного и пойдуЕ» - в первом случае надо бы: опомнюсь, отдышусь, отдохну.
  лЕПока (один герой) шел к его (другого героя) столу своими мелкими шажками, он пристально смотрел на него и окончательно вышел из себя»!
  Вы думали, это пародия? Нет, вполне серьезная проза.
  Поставлены рядом слова близкие, смежные, но в контексте имеющие совсем разный смысл, - и получилась какая-то нелепая смесь.
  Милый, добрый и поэтичный рассказ современного писателя, перевод с фламандского:
  лМожет, он (лисенок) ревновал к Коко маленькую девочку, которого она любила не меньше?»
  Вывихнутый порядок слов, совершенная безграмотность. И притом глухота поразительная. Что стоило разок заменить кличку птицы словом лпопугай», чтобы избежать такой чудовищной, с позволения сказать, звукописи? (Иначе при нормальном порядке слов эта куриная фонетика стала бы еще чудовищней: ревновал девочку к Коко, которого..!)
  Или встретится такое: Мы чаще говоримЕ - и если не ухо, то глаз воспринимает мычание!
  Нечто вызывает широкий интерес и высокую оценку.
  Чаще всего ухо и глаз подводят любителей канцелярита. Рифмуются бесчисленные окончания на -ение и -ание, - казалось бы, рука не повернется опять и опять выводить все то же, в пальцах начнется зуд, чисто физическое ощущение должно бы подсказать: довольно, хватит, все это было, былоЕ Неприглядно ползают по страницам несчетные -авшие, -евшие, -ившие, -чившие, -еющие, -ающие, шипят, чихаютЕ сколько можно?
  А литератору и горя мало!
  Но и помимо канцелярита в переводах и не в переводах вдоволь совсем излишних созвучий.
  лМаксим Грек переводил максимально точно».
  лСпи, Пит! л(а можно сказать усни, либо заменить имя на малыш или на что-нибудь еще).
  Лицо дергает тик - и тут же старик сидит на тюке.
  Некто выбежал из комнаты, лзастегивая на ходу доху». Где-то в стихах или шутке это могло бы даже стать занятной находкой, в обычной прозе - только помеха. Хотя бы уж переставить: на ходу застегивая доху.
  Повесть называется лПути титанов» - а можно было сделать либо дороги, либо исполинов.
  Не в стихах и не в пародии, в обычном спокойном тексте лавтомобиль заурчал и умчал» - может быть, все же умчался или унесся?
  лЭтот остров не ускользнул от острого взгляда» - можно хотя бы зоркого. А ненужное созвучие у публициста понапрасну сбивает с толку.
  Глухотой подчас страдают и поэты.
  лА сверху хитро нам мигали звезды» - не очень-то поэтичны и музыкальны эти лхухи».
  Если сказано - бубенцы звенят, не стоит рядом ставить извини.
  И многое, многое другоеЕ Это, конечно, мелочи, но из мелочей образуется словесная ткань. Как бы она не оказалась грубой и серой дерюгой!
  лСвинки замяукали»
  лНас постигла редкая удача» - не странное ли сочетание? Постигает - неудача, беда, несчастье, а удаче сродни глагол менее мрачный: нам выпалаЕ И однако такую оговорку встречаешь у большого писателя.
  лВстретил войну в лицо» - так говорит другой хороший писатель о своем собрате. И это тоже смесь двух разных оборотов: можно либо встретить лицом к лицу, либо смотреть (войне, опасности) в лицо.
  Начало серьезной статьи: лВ здравом уме и трезвой памяти говорюЕ» Это сочетание уже лвошло» в обиход. Искажена старинная формула завещания: лНаходясь в здравом уме и твердой памяти» - в этом языковом обороте трезвость не при чем, никто не думал, что человек станет писать завещание лпод мухой».
  Устойчивое речение, в котором заключены совершенно определенные мысль и чувство, оказалось вывихнуто, спутано с другим. Такие вывихи не редкость, подчас все так перемешается, что не сразу доходит истинный смысл написанного.
  У меня нет ни малейшего желания посягать на авторитеты или заниматься ловлей словесных блох ради того, чтобы кого-либо уязвить. Старая истина: не ошибается только тот, кто ничего не делает. И, конечно, ошибка словесная - не то, что ошибка сапера или даже акробата под куполом цирка. Но помножьте-ка ее на тысячи, миллионы читателей, слушателей: чем измерить вред, нанесенный культуре и языку? Особенно когда ошибка исходит от уважаемого мастера, которого знают, которому верят.
  Обидно читать у поэта: лСлышно, как по миру время идет». Ведь слишком известно и памятно, что значило на Руси пойти по миру, с сумой - побираться, просить милостыню, подаяние.
  Странно у другого поэта: она лшарахнулась, смела». Затмение? Небрежность? Ведь лшарахнуться» прочно связано в нашем языке и восприятии не со смелостью, а с испугом!
  Опять-таки в испуге можно отпрянуть, но можно ли отпрянуть лицом? И притом не со страхом, а с любопытством?
  Можно ли творить чудеса ударом волшебной палочки? С детства мы помним, что феи в сказках проделывали это не ударом, а взмахом, мановением, легким движением волшебной палочки.
  Можно столкнуть два обычно не соединяемых, далеких слова - и высечь искру поэзии. Но именно с умыслом столкнуть, соединить несоединимое. Иное дело - соскользнуть, по ошибке взять лежащее рядом, неточное, приблизительное. И, однако, это случается очень часто. Чаще всего - когда сдвинуто, смещено обычное речение.
  лЗавтрашний векЕ уже не за семью печатями» - полно, так ли? За семью печатями скрывается нечто мудреное, непостижимое, таинственное (лкнига за семью печатями»), а тут речь не о догадках, прогнозах, не о мудрой науке футурологии, просто близкое будущее - оно не за горами.
  Говорят: мертвенная бледность, бледен как мертвец. Но не странно ли о миловидной женщине сказать в одной и той же строке, не переводя дыхания: лвсе та же очаровательная живость, тот же красивый, тонкий нос, мертвенная белизна кожи»?
  лОн ее ставит на одну ступень с прислугой». Есть речение: ставить на одну доску. На ступень поднимаются.
  В другой книге вам встречается бежавший раб, хотя естественно - беглый. В третьей - маленькие сошки вместо общеизвестного мелкая сошка.
  Уж на что ходовой, обыденный оборот: лОн неглуп», лОн был не дурак». Но и тут порой встречаешь неряшество: лОн не был дураком».
  лОн был высок, темноволос и, пожалуй, неплох собой» - а надо: недурен собой.
  лЕОни будут гнуть свою палку, пока не добьются этого». Одно из двух: либо герои перегибают палку, либо упорно гнут свою линию.
  У охотника-враля лна всякий случай была байка в запасе». Слово взято неточное, небрежность привела к двусмыслице: охотник не одну какую-то байку припас лна всякий случай», а у него на каждый случай находилась какая-нибудь байка.
  И в другом месте: лНа всякий экстренный случай». Опять вывихнуто устойчивое речение.
  Читаем в газете: лСмертельные случаи» при эпидемии. Возможен смертельный исход болезни, возможна смертельная опасность, но случай все же смертный!
  Счету нет таким сдвигам и вывихам.
  лНе подавал никаких признаков сознания» - вместо был без сознания, либо не подавал признаков жизни.
  лРазделяю от души!» - поди пойми, что человек хочет сказать: вполне разделяю ваши чувства, чувствую то же, что и вы, всей душой радуюсь вместе с вами.
  лОна одергивала мужа за рукав» - странная помесь: можно одернуть человека или одернуть платье, но подергать, дернуть за рукав.
  Человек лволочился на поводу» у богатой вдовушки. Можно идти на поводу, то есть покоряться. И очень распространено было в прошлом веке: волочился за (той же вдовушкой) - вот этого пишущий не чувствует.
  Слышишь и читаешь лсделал услугу». Когда-то это было калькой, галлицизмом, а сейчас просто неряшество: по-русски - оказать услугу.
  Часть нелепых, неверных решений до читателя не дошла. Другая часть когда-то увидела свет, но в более поздние издания уже не проникла. А добрая половина, увы, этаким гордым чертополохом проросла на печатных страницах.
  Они чернели, словно туча - вместо естественного русского: они стали чернее тучи.
  На человека злы лмногие, кто по его милости остался без кола, без двора» - опять вывихнуто речение, надо: у когоЕне осталось ни кола ни двора.
  Не убежать ли подобру-поздорову. Говорят: не убраться ли подобру-поздорову или уж просто - не сбежать (удрать) ли.
  лЕОн был все такой же: уверенный, щеголеватый, как с иголочки». Экая путаница! Щеголеватый может быть и костюм, и человек, человек может быть при этом свеж,как огурчик (что, видимо, и подразумевал автор), однако сам человек отнюдь не как с иголочки! Без всякого как, просто с иголочки, он может быть только одет, либо на нем костюм с иголочки.
  Люди в барах до краев наливались спиртным. До краев или с краями наливают все-таки посуду.
  лВраг и пальцем не пошевелил в нашу сторону». Такой клубок не вдруг распутаешь: и не поглядел в нашу сторону, и пальцем не пошевелил (шевельнул), пальцем нас не тронул, и ухом не повел - все смешалось!
  Журнальный очерк. Что-то нарушило тишину и порядок в театре, лно никто даже глазом не повел» - опять-таки либо бровью не повел, либо глазом не моргнул.
  Человек лтяжело пыхтя носится вокруг пальм, а на пятках у него висит» разозленный зверь. Воспринимается это не в переносном смысле, а буквально,как будто зверь и вправду вцепился в пятки и повис (да еще поблизости другие зверьки висят на ветках). Переводчик хотел сострить (преследователь гонится по пятам, висит на хвосте), но чувства меры ему не хватило. А если он имел в виду спортивный термин, то по неряшеству переврал его: в легкой атлетике если бегун догоняет другого, о нем говорят - сидит на пятках.
  лОна твердо покачала головой». Обычно человек от чего-либо твердо отказывается или твердо стоит на своем, а если в знак своей твердой решимости (желая кому-то в чем-то отказать) качает головой, то не твердо, а решительно или упрямо.
  лЕго карие глаза заблестели и переполнились». Чем же? Надо думать, слезами. Но без дополнения звучит оборванно, странно. Однако это не просто оговорка, описка. Дальше снова: лЕглаза у негоЕ укоризненно переполняются». Обычный оборот - глаза наполнились слезами. А уж если отходить от него, все равно надо пояснить, как сделано хотя бы на третий раз: лЕго глазаЕ переполнялаЕ мольба».
  Или так: лМолодость била из него ключом, и женщина поглощала ее жадно, как кошка молоко». Когда говорят, что молодость (жизнь, энергия, силы) бурлит или бьет ключом, подразумевается все же - не из человека, а в нем. Конечно, иногда писатель с умыслом разворачивает всем известное речение. Так у Сельвинского: лОн делает из мухи слона и потом продает слоновую кость». Но и в таких комических случаях едва ли надо путать самую основу, строй идиома. Даже малый сдвиг в идиомах может коварно подсунуть сознанию читателя совсем не ту мысль, ощущение, образ, какие имел в виду автор.
  Любопытная подробность: все последние примеры взяты из разных рассказов одного и того же сборника! Разные переводчики, каждый на свой лад, грешили против русского языка - и все приведенные огрехи (и еще множество!) беспрепятственно попали в печать, не замеченные редактором.
  В другом месте читаем: лОн плотно подзаправился» - это уже пересол: либо человек подзаправился, либо просто плотно позавтракал (пообедал).
  лУ него с утра еще ничего не было во рту» - так и просится ни крошки, маковой росинки!
  лЕСердце ее сжималось и подкашивались колени» - ошибка довольно частая. Но ведь колени подгибаются! Подкашиваются - ноги!
  Пишут даже: лсказал, не разжимая губ». Как будто говорит чревовещатель! А надо: сказал сквозь зубы.
  лМать перевернула всю их жизнь с ног на голову». Но по-русски говорят - вверх ногами, вверх дном.
  У одного писателя встретилось нечто совсем уж странное: лзадние дворы сознания»! Очевидно, задворки.
  лОн скрылся с наших глаз» - можно написать скрылся из глаз, скрылся из виду, с глаз долой, уйди с глаз моих, но нельзя скрыться с чьих-то глаз!
  лПри виде нас у него с души свалилось» - говорят: с души свалился камень (или тяжесть), на душе полегчало, от сердца отлегло. Поневоле вспоминаешь о перевертышах вроде пуганой вороны, которая на молоко дует, о детских сказочках про то, как рыбы по небу гуляют. Но там в лепых нелепицах есть свой смысл: позабавить, а заодно утвердить малыша в знании того, как что бывает на самом деле. А тут взрослые дяди и тети путают совсем разные речения и обороты уже не смеха ради, а просто по языковому невежеству или неряшеству.

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»



- без автора - : Адамс Дуглас : Антуан Сен-Экзюпери : Басов Николай : Бегемот Кот : Булгаков : Бхайравананда : Воннегут Курт : Галь Нора : Гаура Деви : Горин Григорий : Данелия Георгий : Данченко В. : Дорошевич Влас Мих. : Дяченко Марина и Сергей : Каганов Леонид : Киз Даниэл : Кизи Кен : Кинг Стивен : Козлов Сергей : Конецкий Виктор : Кузьменко Владимир : Кучерская Майя : Лебедько Владислав : Лем Станислав : Логинов Святослав : Лондон Джек : Лукьяненко Сергей : Ма Прем Шуньо : Мейстер Максим : Моэм Сомерсет : Олейников Илья : Пелевин Виктор : Перри Стив : Пронин : Рязанов Эльдар : Стругацкие : Марк Твен : Тови Дорин : Уэлбек Мишель : Франкл Виктор : Хэрриот Джеймс : Шааранин : Шамфор : Шах Идрис : Шекли Роберт : Шефнер Вадим : Шопенгауэр

Sponsor's links: