Sponsor's links:
Sponsor's links:

Биографии : Детская литература : Классика : Практическая литература : Путешествия и приключения : Современная проза : Фантастика (переводы) : Фантастика (русская) : Философия : Эзотерика и религия : Юмор


«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 56%

43

Beneficiary, то есть получатель, был обозначен так:
McGee International Inc.
29 Shirley Street,
P.O.Box CB-78575
Nassau, The Bahamas.
Закрыв глаза, Степа представил себе этого Мак Ги, которому так понравилось бухать на Багамах, что он решил открыть там свое темное дело. Сжав кулаки, Степа вообразил, как Мак Ги отхлебывает лLiqor 43» из хрустальной рюмки, пускает клуб сигарного дыма в потолок и чешет свой шотландский нос, размышляя, хорошо ли в последнее время работает его прачечная.
Счастье Мак Ги заключалось в том, что Степа был от него далеко. Рядом со Степой Мак Ги не просуществовал бы и двух секунд - Степа перегрыз бы ему горло, одновременно выдавив пальцами глаза.
Но Степа был по другую сторону океана, и Мак Ги мог расслабиться. За один оборот его прачечная отстирала тридцать пять миллионов долларов из далекой северной страны, смыв с них все почтовые штемпели и сделав безнадежной любую попытку отыскать их. Так, во всяком случае, все выглядело на первый взгляд.
Уезжая в Петербург, он оставил Мюс подписанную платежку, чтобы та сделала взнос по лЗюзе и Чубайке», когда Лебедкин скажет, сколько и куда. Мюс сделала удивительно простую вещь - не дожидаясь звонка Лебедкина, вписала в графу лсумма» восемь цифр в следующем порядке: 35,000,000. А отправились тридцать четыре лимона и лимон вот куда:

ENIKI BANK LTD

LIMASSOL INTERNATIONAL BUSINESS CENTER

P.O. Box 09871
5, Sherley Str., 8745 Limassol, Cyprus

SWIFT: HEBA CY 2NLIM

Account 420-86-8297433-03
- Эники-банк, - прошептал Степа, чувствуя, как по его щеке катится слеза, словно от горного ветра. - Эники-беники ели вареники, остались от козлика рожки да ножкиЕ
Вот, значит, что происходило в Москве в те минуты, когда влажные пальцы Сракандаева вынимали из его рук красный лингам победы и вкладывали в них памятный подарок - бандану с грязными ушами. Можно было вообще-то ожидать. Оставалось только надеть эти уши и зареветь ослом. Но и это было бесполезно. Словосочетание SWIFT HEBA, похожее на название греческой трагедии в голливудском пересказе, не оставляло надежд ни на что.
С Эники-банком, конечно, можно было связаться. Не было толку. Степа знал, как делаются такие дела. Точно так же можно было не трясти мистера McGee, этого циррозного подонка в пробковом шлеме. Денег в его заблеванном бунгало уже не было, как не было их и на счете 420-86-8297433-03 (Степа понимал, что перед ним число л43», только развернутое: между первой четверкой и последней тройкой сидела вся компания, прямо как в фильме лЧужие», где из пасти инопланетной твари лезла другая, еще более мерзкая пасть).
Все, что удалось бы раскопать, - это номера безликих и уже опустевших счетов, отряды восставших цифр, вооруженных короткими мечами дефисов и овальными щитами нулей. Эти цифры накинутся на Степу, окружат его и перережут ему горло, в этом сомнений было мало. Отвечать будет он.
Обвинять было некого. Не за что было даже перестрелять из помпового ружья сотрудников бухгалтерии - с тех пор, как лСанбанк» стал карманным банком лОйл Эве», операции с похожими суммами проходили часто, и там к этому привыкли. Степа вообще мог не увидеть платежки до понедельника.
Мюс оставила письмо. Оно было написано на одной из серо-коричневых перфорированных карточек, где она записывала частушки и прочий фольклор. Частушка за номером 209 (ну еще бы, цинично хмыкнул Степа) была, видимо, выхвачена Мюс из коробки наугад. Она была уже в переводе: RE: festivity, celebrations, metalink#3

209

Come, Tatyana, in the dark.
We will eat and we will fuck.[39]
Хотелось верить, что эта пастораль была не о нем лично - Мюс не могла знать. Зато написанное на обороте послание содержало много личного. Так много, что даже непонятно было, как все поместилось в эти аккуратные бисерные строчки:
Нет, ты не Пикачу!
Почему ты так тщательно скрывал от меня свою озабоченность числом 34? Не потому ли, что это номер злого покемона по имени Nidoking? Это его зазубренный хвост ты так нелепо изображаешь заведенными за спину руками? Жирная, лживая жопа.
Не сомневайся, я замечала все твои издевательства, направленные на то, чтобы оскорбить мою культурно-половую идентичность. Все твои ядовитые укусы сосчитаны. Когда, как бы между делом, ты называл лондонских панков личинками страховых агентов, или говорил, что лAston-Martin» - пидорская машина, или предлагал тост за величайшего из хоббитов - Гарри Поттера, все это падало в копилку. Но я бы простила тебе все эти инвективы, если бы не та садистская расчетливость, с которой ты регулярно оскорблял меня, напоминая о нашем национальном унижении - газете лThe Sun». Я терпела это только потому, что собиралась отплатить за все сразу. И вот эта минута настала. Все кончено. Говорить больше не о чем - the discourse has shifted to the extent where you have to fuck off and die.
Bye, parent abuser
Meowth[40]
ЗЫ. Ты даже представить себе не можешь, какое это счастье - знать, что я больше никогда в жизни не услышу, как ты кричишь лАллах Акбар!», бродя с Калашниковым по центральному Лондону в игре лThe Getaway»
Вот, значит, как увидел его внимательным, но недобрым взглядом этот вчера еще самый близкий на Земле человек.
- И ты Брут, Мюс, - прошептал Степа. - И ты тоже.
Странно, но сильных эмоций не было - словно на высоком этаже души он уже знал про это, с того самого момента, как увидел в петербургском бреду ярко-зеленое л77» и почувствовал, что оно одной злой природы с л66».
На столе зазвонил селектор.
- Степан Аркадьевич, вы в порядке?
- Я в порядке, Люсь, - сказал Степа. - Знаешь, что такое покемон?
- Знаю.
- Подготовь-ка мне короткую справочку по покемону Nidoking, номер 34, и покемону Meowth, номер не знаю. И, заодно, про Пикачу.
- Вам когда?
- Вчера, как всегда. Соедини с Лебедкиным.
Лебедкин отозвался сразу.
- Здорово, - сказал он, - я тебе как раз звонить хотел. Есть серьезные новости. По Зюзе с Чубайкой финансирование развели. Пока не знаю, кого на тебя повесили. Но не ссы. Тянуть не один будешь. Короче, тебе встретиться надо будет по этому поводу с одним человекомЕ
Последовательность, в которой Лебедкин поставил Зюзю с Чубайкой, обнадеживала.
- Подожди, капитан, - сказал Степа. - У меня другой вопрос. У меня тут, похоже, капитальное кидалово. Деньги увели через Кипр. Много. Больше, чем могу переварить.
- И че, ты меня на Кипр хочешь за ними отправить?
- Да нет. Я думал, может, у тебя канал есть, как это отследить. Потому что я своими средствами не могу.
- Ты чего, - сказал капитан с веселым удивлением, - хочешь на Кипре бабки отыскать?
- Переведены через Кипр на фирму, зарегистрированную на Багамах, - сказал Степа. - Реквизиты есть.
- Ты даже получателя знаешь? Хотя да, на Кипре его указываютЕ
Капитан задумался.
- Позвони Сракандаеву, - наконец сказал он. - У него есть что-то на Багамах, он через них уводит под семь процентов. Строго между нами, у него не только бизнес, а еще и база данных - где кто и кто чей. Мы у него сами справки наводим о финансовых террористах. Если кто знает, то он. Только не говори, что это я тебе сказал про Багамы, понял?
- Это и не ты сказал, капитан, - ответил Степа. - Это жизнь сказала. Слушай, а ты сам ему можешь раздать звоночек?
- И че, будем в испорченный телефон играть? Звони-звони. Вы же это, партнеры. Я про телепроект, ты понял, хе-хе-хе-хеЕ
Степа уставился в стол. Мыслей в голове осталось совсем мало. Страха не было. Его состояние больше всего походило на ступор или спячку. Вероятность того, что деньги удастся найти, приближалась к нулю, это было ясно с самого начала. С другой стороны, Лебедкин никогда не давал пустых советов, это Степа знал. Если у ослика была база данных по Багамам, он действительно мог отыскать какие-то концы. Шанс был крохотным. Но все-таки он был - а кроме него, Степа не видел ни одного просвета во тьме.
Звонить Сракандаеву было так мучительно тяжело, что Степа, наверно, согласился бы потерять деньги, будь они его собственными. Но то, что должно было начаться через несколько дней, было настолько невозможным, настолько чудовищным, что даже думать об этом было страшно. Степа догадывался, что люди, чьи деньги он потерял, сначала начнут стрелять, и только потом будут думать - если вообще будут. Хорошо, если сразу грохнут, без кипятильника в жопеЕ
Степа представил себе толстую проволочную спираль, наливающуюся быстрым румянцем, и в нем проснулся практический экзистенциалист, который прошептал: лЗвони, кретин. Время идет!»
лДействительно, - подумал Степа, словно приходя в сознание, - время-то идет!»
Он ткнул пальцем в селектор.
- Люся, Сракандаев телефон оставил?
- Да, Степан Аркадьевич.
- Соедини. Нет, лучше продиктуй. Я с мобильного позвоню.
лХорошая девушка, - думал он, записывая числа на листе бумаги. - Если выплывем, посажу на дела вместо Мюс. Если выплывемЕ»

34

В трубке послышались гудки. Они были какие-то странные - двойные, с долгой паузой. Степа не думал о том, что он сейчас скажет, надеясь, что слова придут сами.
- Сракандаев, - сухо сказала трубка.
- Жора?
- Кто это?
Степа молчал.
- Кто говорит?
Степа понял, что Сракандаев сейчас положит трубку.
- Это Танек, - сказал он, стараясь, чтобы голос звучал игриво и загадочно.
- Какой именно?
- Из Зазеркалья.
- А! А! Ужель та самая Татьяна? Степка, ты? Подожди, лапа, я другую трубку возьму.
Степа перевел дыхание. В трубке раздалась последовательность шуршащих и скребущих звуков, затем что-то пискнуло.
- Але, - сказал Сракандаев.
- Чего там пищит?
- Не знаю, - ответил Сракандаев. - Ты куда пропал, старик?
- Да закатало.
- Ну что, завтра приедешь?
- Куда?
- На дачу. Я ж тебе написал. Я тебе своих зверюг покажу, поляну зимнюю.
- Какую поляну?
- Я тебе не говорил? У меня поляна есть зеленая. Типа как оранжерея, только там ничего не растет, кроме травы. Это еще и солярий. Круглый год можно на травке валяться и загорать.
- Жор, это все офигительно, - сказал Степа. - Но у меня тут проблема возникла, с которой только ты помочь можешь.
- Что случилось?
- У меня деньги увели.
Сракандаев молчал. Степа почувствовал необходимость сказать что-нибудь личное, теплое, что переведет разговор из безнадежной деловой плоскости в согретую личными эмоциями зону, где иногда случаются чудеса.
- Подделали платежку, - продолжал он, лихорадочно подыскивая слова, - как раз когда мы с тобой в Питере волков разгонялиЕ В общем, Тане плохо.
- Куда увели?
- На Кипр.
- Там их, понятно, уже нету, - буркнул Сракандаев.
- Я думаю. Известен получатель - одна контора на Багамах, наверняка подставная. Мне сказали, ты можешь что-то знать.
- Кто сказал?
- Люди, Жор, люди.
Сракандаев некоторое время думал.
- Шансов мало, - сказал он. - Но могу посмотреть. Давай реквизиты.
- Мак Ги Интернэшнл Инк, - прочел Степа. - Два девять Ширли стрит, пи-о боксЕ
- Не надо пи-о бокс, - сказал Сракандаев. - Эту фирму я знаю. Какая сумма?
- Тридцать четыре лиЕ Тридцать пять лимонов.
- Так тридцать четыре или тридцать пять?
- Тридцать пять, - сказал Степа, чувствуя, как на лбу выступает ледяной пот, - тридцать пять.
- Перезвони минут через сорок-пятьдесят, - сказал Сракандаев. - Я посмотрю.
- А тебе точно пи-о бокс не нужен?
- Точно.
Степа догадался, что значат эти лсорок-пятьдесят минут». Сракандаев мудро укрывал свое число силы в большом мягком футляре, где оно было защищено от черного глаза. А Степа только что вывалил свою главную тайну на прилавок без всякой необходимости, просто по дурной неосторожности.
лЕще раз с днем рождения, идиот», - подумал он.
Чтобы как-то занять время, он начал звонить Мюс. Никто не отвечал. Но Степа звонил снова и снова, каждый раз считая до тридцать четвертого гудка, перед тем как нажать отбой. Один раз он попал на чужой разговор - две женщины обсуждали погоду и болезни. Минут десять он слушал их счастливое, сонное щебетание, полное жалоб на какие-то смешные маленькие напасти.
лЛюди просто не понимают, - думал он, - до чего они счастливы. До тех пор, пока это счастье не отберутЕ»
Положив трубку, он уставился в окно - взгляд проваливался в лежащий повсюду снег. Это успокаивало. Степа почти задремал и вдруг заново вспомнил, что с ним произошло. Волна тошнотворной дрожи прошла по животу. Он поглядел на часы. Прошло чуть больше тридцати минут.
лТак, - подумал он, - бороться и искать, найти и перепрятатьЕ А сделаем-ка вот что - позвоним на тридцать четвертой минуте. Не думаю, что он время засекалЕ»
Дождавшись, пока секундная стрелка в настольных часах опишет последний круг, он быстро набрал номер. Сракандаев взял трубку сразу.
- Было дело, - сказал он без предисловий. - Тридцать пять лимонов.
- Что-нибудь можно сделать? - сглотнув, спросил Степа.
- Смотря что, - сухо ответил Сракандаев. - Все вернуть не получится. Слишком много участников.
Степин ум заработал с необычайной быстротой.
- Я понял, - сказал он. - Конечно. Я согласен такой же процент отдать. Тот, под который людиЕ Ну, которыеЕ Все начинали.
- Тогда можно попробовать, - сказал Сракандаев.
- А где деньги? На Кипре? На Багамах?
- Уже нет. Но я знаю, где.
- Что надо сделать?
- Приезжай ко мне в офис. Думаю, решим вопрос.
- Жор, ты это серьезно?
- Сегодня до двадцати четырех ноль-ноль можно отозвать. Потом все. Даже я не смогу.
- Ты точно знаешь?
- Точно знаю.
- А как тыЕ
- Мак Ги - это моя компания.
лВот так, - яростно крикнул чей-то голос в голове у Степы. - Понял?»
- Как твоя? - сказал он.
- Так. Записана, конечно, не на меня. Сам понимаешь.
Степа минуту молчал.
- Слушай, Жор, - сказал он наконец, - вот все эти удивительные слова, которые ты мне только что сказалЕ Я вот думаю - неужели такие бывают на свете?
- Хочешь, чтоб я повторил?
- Эх, ЖораЕ - Степа почувствовал, как на глаза ему наворачиваются слезы. - Я только сейчас понял, кто ты.
- Кто?
- Самый важный для меня на Земле человекЕ
Сракандаев хмыкнул.
- Кстати, насчет Мак Ги, - сказал он. - Ты Малюту знаешь, который нам телепроект делает? Он говорит, что часто с тобой общается.
- Знаю Малюту.
- Он для этой конторы даже рекламу придумал.
- Какую?
- лНо трогать ее не Мак Ги за ее малый рост, малый рост».
- А почему малый рост?
- Ну, в смысле, процент небольшой.
- Ну да, небольшой. Это семь-то процентов?
- Чего? - напряженно переспросил Сракандаев.
Степа понял, что прокололся, и вывернуться будет тяжело - придется рассказывать про Лебедкина, и непонятно, как обернется делоЕ Но Сракандаев вдруг мелко захихикал.
- Тут ты меня подколол, - сказал он. - Один-ноль. Думаешь, раз семь центов, значит, и процентов семь? Хи-хи-хиЕ Ну ты и язва, Степка, я тебе попомнюЕ Нет, жизнь жестче. Десять.
- Десять? - переспросил Степа. - Да это ж грабеж.
- Грабеж, это когда у тебя тридцать пять лимонов уводят с концами. А когда ты десять процентов платишь, чтоб их вернуть, это чудо. Вот как думать надо. Во-первых, ослик имеет право претендовать на упущенную выгоду. А во-вторых, ты понимаешь, сколько людей в цепочке?
- Догадываюсь.
- Я же никого из них обидеть не могу. Мне с ними и завтра работать, и послезавтра. Я уже не говорю о том, что клиента кидаю. Он, правда, говно, клиент этот, и не со мной работал. Там еще посредник, которого я тоже кидаю.
- Его грохнуть надо, - не сдержался Степа, - клиента этого. И посредника.
- Э-э-э, так нельзя, - протянул Сракандаев. - Грохнуть и все поделить? Шариковых нам тут не надо. Пускай он тебя кинул, но ко мне-то все по нормальным каналам пришло. Обычная трансакция. Бизнес. Ты подумал, чем я рискую? Не только тем местом, по которому ты скучаешь. А еще и головой, понял? Даже еще не факт, что все получится. Далеко не фактЕ
Степа быстро произвел вычисления. Три с половиной миллиона потерять было можно. Это был удар, возможно, даже нокдаун, но не нокаут. А вот тридцать пять миллионов - это был даже не нокаут, это был ствол лкалашникова» в прямой кишке. И хорошо, если без подствольного гранатомета.
- Я тебя понял, Жор, десять так десять.
Сракандаев молчал.
Может быть, он уже жалел о своей ошибке? Степа укусил себя за щеку так, что почувствовал вкус крови во рту. Нужно было срочно подкинуть пару веток в костер разговора, но, как назло, ничего не приходило в голову. Степа стал лихорадочно припоминать, какие советы на этот случай давал Дейл Карнеги в книге лКак приобретать друзей». Вспомнилась заповедь - интересуйтесь людьми.
лНадо что-нибудь такое срочно спросить, - подумал Степа, - чтобы перевести разговор в дружеское руслоЕ»
- Слушай, Жор, может, не по теме. Я тебя все спросить хотел - что это у тебя за цифры на плече? Триста шестьдесят шесть?
- Число здорового зверя.
- Ага. А что такое семь центов?
- Пока что ты еще не такой близкий мне человек, - ответил Сракандаев. - Позже расскажу. Может, сегодня вечером. Ты дорогу помнишь?
- Да.
- Тогда двигай ко мне прямо сейчас, пока я добрый. Делов-то немного - звонок сделать да код ввести. Потом пошалим, если время останетсяЕ Нет, Степка. Сперва пошалим. А потом дела.
лТы смотри, Карнеги-то работает, - подумал Степа. - А люди не верятЕ»
- Когда на Багамах полночь? - спросил он, глядя на часы.
- Приедешь, покажу, - хихикнул Сракандаев. - Давай, жми на газ, а я пока подготовлюсь к встрече. Только рясу эту с бородой не надевай, ладно? Один раз классно было, ну и хватит.
- Понял, - сказал Степа.
- И вот еще. Тебе от меня пакет приходил, ты прочел?
- Тут гора бумаг, меня долго в офисе не было.
- Короче, найди там пакет от меня и прочти по дороге. Это важно. Жду.
- Уже еду, - сказал Степа.
Бросив трубку, он еще раз посмотрел на часы, сгреб в портфель всю корреспонденцию со стола и нажал кнопку селектора:
- Срочно машину!

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»



- без автора - : Адамс Дуглас : Антуан Сен-Экзюпери : Басов Николай : Бегемот Кот : Булгаков : Бхайравананда : Воннегут Курт : Галь Нора : Гаура Деви : Горин Григорий : Данелия Георгий : Данченко В. : Дорошевич Влас Мих. : Дяченко Марина и Сергей : Каганов Леонид : Киз Даниэл : Кизи Кен : Кинг Стивен : Козлов Сергей : Конецкий Виктор : Кузьменко Владимир : Кучерская Майя : Лебедько Владислав : Лем Станислав : Логинов Святослав : Лондон Джек : Лукьяненко Сергей : Ма Прем Шуньо : Мейстер Максим : Моэм Сомерсет : Олейников Илья : Пелевин Виктор : Перри Стив : Пронин : Рязанов Эльдар : Стругацкие : Марк Твен : Тови Дорин : Уэлбек Мишель : Франкл Виктор : Хэрриот Джеймс : Шааранин : Шамфор : Шах Идрис : Шекли Роберт : Шефнер Вадим : Шопенгауэр

Sponsor's links: