Sponsor's links:
Sponsor's links:

Биографии : Детская литература : Классика : Практическая литература : Путешествия и приключения : Современная проза : Фантастика (переводы) : Фантастика (русская) : Философия : Эзотерика и религия : Юмор


«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 40%

***


  Дн"м раскал"нные туши аваров кажутся ч"рными, а ночью, когда гаснет небесный туман, они начинают светиться изнутри ничего не освещающим обманным светом. Можно влететь в раскал"нный камень лицом, думая, что до него ещ" дюжина шагов. Особенно тяжело на м"ртвой земле, где ч"рные клубы дыма прячут, заставляют дрожать и делают схожими багровые пятна аваров и лиловое свечение далайна. Горы отбросов тоже излучают гнилостное сияние. Нам"ки, пятна, мазки света повсюду, но при этом ничего не видно, и уже не знаешь - движешься ты куда-то или словно подбитая тукка кружишь на одном месте, бессмысленно размешивая горячий нойт. И дым, дым, бесконечный дымЕ Режущий глаза, раздирающий горло. Но нельзя ни закашляться, ни обрушить случайно кучу истлевшей кости, ни ступить слишком громко, потому что, может быть в двух шагах этот кошмар кончается, и там тебя ждут враги.
  Шооран присел на корточки, прикрыл глаза. Вокруг ничего не изменилось, даже пятна призрачного на грани видимости света продолжали качаться перед ним. Воздух с трудом проходил через влажную губку, но сама губка пахла уже не соком похищенного туйвана, а горелым нойтом. С минуту Шооран убеждал себя, что отдыхает, потом выпрямился и открыл глаза. И открывать их, и закрывать было одинаково больно. Жгло невыносимо, и стоило немалых усилий не начать тереть воспал"нные веки перемазанными нойтом руками.
  Минутной передышки оказалось достаточно, чтобы полностью потерять направление, но к этому Шооран был готов. Он наклонился, нащупал лежащую пику, определил, куда она указывает, и осторожно сделал несколько шагов. Под ногами захрустело, на колени хлынул поток какой-то мерзости. Опираясь на пику и высоко поднимая ноги, Шооран шагнул ещ" раз. Ему казалось, что одно из пятен светится определ"нней других. Скорее всего, это обман, но может быть, там кончается огненное болото, стоят посты, и тлеет в запальном костре высушенный возле аваров хохиур. Гадостный дым тлеющего хохиура не много прибавляет к запахам м"ртвых болот, зато под рукой всегда огонь и в любую минуту можно зажечь факел или фитиль ухэра.
  Ч"рная масса когда-то построенного им оройхона ощутимо нависала справа. Конец огненного болота был совсем близко. Проверяя дорогу, Шооран ткнул пикой перед собой. Там немедленно что-то повалилось. В ночной тишине шум показался оглушительным и слышным за много оройхонов.
  - Да что там бесперечь гремит? - раздался голос. - Ну-ка, запали факелЕ
  Шооран, не раздумывая, упал в лужу. Неподал"ку вспыхнул огонь.
  Фигура с факелом в руках поднялась на поребрик, всматриваясь в ночной ад горящего болота.
  - Ничего тут нет. Срань всякая осыпается, плохо накидали.
  "Так, значит, остановивший его завал насыпан специально, чтобы никто не мог подойти незамеченным!" Шооран лежал, вжавшись в грязь, и молился, чтобы панцирь и кожаные штаны выдержали и не пропустили к телу нойт.
  К фигуре на поребрике присоединилась вторая.
  - Да точно, нет ничего. Тут и дн"м-то не пройтиЕ - говоривший закашлялся. - Вот гнусь, а? Сами себя загнали в дыру и сами себя караулим. И чего прежде не жилось?.. Понеслись, словно взбесившаяся тукка. Новые земли! Вот и карауль теперь.
  - Говорят, Мунаг на совете предупреждал что так будет. За это его ван в шавар и отправил.
  - Это Хооргон-то ван? Дурак он вымокший, а не ван. Всех обош"л, тварь шаварная. Надо, пока не поздно, с настоящим ваном мириться.
  Принес"м повинную, Хооргона головой выдадим и будем жить как на алдан-тэсэгеЕ
  - Самого тебя головой выдадут, - перебил второй стражник.
  Он повернулся и спрыгнул с поребрика в темноту. Первый последовал за ним. Голоса сразу стали глуше, почти ничего нельзя было разобрать: -Есовсем не можетЕ подумай - на двух оройхонах и ван, и одонтЕ Затравят, как жирха в норке - не отвоняетсяЕ
  Едва дождавшись, чтобы голоса стихли Шооран приподнялся и пополз вдоль насыпи, прочь от далайна. Направление он теперь знал.
  Запах гари усилился, в лицо пахнуло жаром. Через минуту ладони даже сквозь толстые рукавицы почувствовали огонь аваров. Не останавливаясь, Шооран пополз в самое пекло. Затрещал хитин панциря, смрадно закурилась кожа рукавиц и башмаков. Горелая окалина шелушилась на раскал"нной поверхности, дважды Шооран не мог удержаться и съезжал вниз, оставляя на аварах клочья тлеющей одежды. Но зато здесь явно никого не могло быть, и Шооран рвался впер"д, почти не скрываясь, уверенный, что никто не различит его силуэт на фоне огненных камней. Выдать его мог только шум, но вокруг все было сглажено огнем, и нечему было падать.
  Скатившись с аваров по ту сторону преградившей путь баррикады Шооран скинул рукавицы, с трудом сдерживая крик, сорвал раскал"нный и во многих местах треснувший панцирь. Нестерпимо жгло ноги, жар пробрался сквозь многослойную подм"тку и теперь, когда граница была уже позади, казалось, будто он стоит на аваре босыми ногами. О том, чтобы снять башмаки и идти босиком, не могло быть и речи - перед ним лежал бесконечно длинный мокрый оройхон.
  Приплясывая от боли, Шооран двинулся в путь. Испорченные рукавицы он зашвырнул на авары, а обломки панциря тащил с собой.
  Оставлять их на виду значило во всеуслышание объявить о сво"м приходе. Панцирь надо закинуть в шавар - мелкозубые жирхи быстро сгрызут подарок.
  Рассвет застал Шоорана довольно далеко от границы. На сухое Шооран выходить не стал: давно минуло то время, когда он мог гулять в этих местах, зная, что никого не встретит. Теперь оба оройхона -и стариков, и его - заселены почти так же густо, как и благословенные земли вана.
  Шооран обогнул сухие оройхоны так, чтобы оказаться ближе к своему бывшему дому, где оставался скрытый в "дороге тукки" тайник.
  Отправляться дальше в ч"м был Шоорану очень не хотелось. После путешествия через кипящие болота и бега по аварам от экипировки и щеголеватой внешности юного цэрэга не осталось ничего. Пику Шооран потерял в завале, рукавицы сж"г. Ароматическая губка пропиталась вонью, и Шооран е" выкинул. Боевые башмаки, в которых можно безбоязненно ходить по шавару, в один день прогорели чуть не до дыр. Нарядный, тонкой кожи жанч лохмотьями сползал с плеч, а то что прежде называлось панцирем, теперь надо выбрасывать.
  Если добавить к этому ошпаренные и перемазанные лицо и руки, воспал"нные глаза, спутанные в колтун волосы, то ясно, что Шооран вполне мог соперничать по части внешнего вида с покойницей Нарвай. Но вс" же, он сумел незаметно ускользнуть из владений вана сюда, где никто не ожидает илбэча и не собирается его ловить.
  Оглядев себя, Шооран направился к шавару. От подозрительных остатков брони надо было избавляться. Возле шавара он увидел дверь. Костяная плита, склеенная из панцирей множества рыб висела на волосяных петлях закрывая вход. Шооран не сразу понял, что это и зачем. Потянул плиту на себя. Она послушно повернулась, открыв тьму шавара.
  Место казни! Интересно, сколько людей успел за сво" короткое правление отправить сюда толстощ"кий повелитель?
  Шооран захлопнул дверь, потом снова приоткрыл е" и бросил доспех. В темноте плеснуло.
  День Шооран пров"л, забившись в заросли хохиура и надеясь, что никто не обратит внимания на незнакомого сборщика харваха.
  Вообще, с приходом дня на мокром появилось довольно много людей: хохиур был изрядно потоптан, чавга выбрана. Видать не сытно жилось народу под крепкой рукой Хооргона.
  С наступлением темноты Шооран прокрался на сухое. Здесь тоже вс" изменилось. Дикие прежде поля приведены в порядок, хлеб выкошен, повсюду тянутся ограды из колючей кости. Шооран с тревогой подумал, что его тайник могли и найти. Хотя, не так много времени прошло, вряд ли новые хозяева начали всерь"з перестраивать алдан-шавар, а без этого отыскать замаскированные ходы можно только случайно.
  Шооран обогнул несколько заборчиков и, оказавшись на склоне суурь-тэсэга возле небольшого, но вовсю плодоносящего туйвана начал ползать по земле, отыскивая заложенный камнями потайной ход. Наконец, один из валунов уступил нажиму, но расчистить дорогу Шооран не успел. Кто-то навалился на него сзади, принялся выкручивать руки, шипя:
  - Попался, ворюга!
  Шооран рванулся, но противник был явно сильнее.
  - Я те покажу - воровать! - мощный удар обрушился на затылок.
  От боли в глазах полыхнули цветные огни, но вс" же Шооран почувствовал, как прижавший его к земле человек замахивается снова, и успел отд"рнуть голову. Второй удар тяж"лого кулака приш"лся в камень. Враг взвыл и ослабил хватку. Шооран, не пытаясь освободить зажатую руку вывернулся и ударил назад каблуком. Очевидно, в пятке ещ" оставались иглы, потому что вой сменился чем-то напоминающим хриплый визг. Шоорану пришлось ударом ладони по горлу лишить противника голоса, иначе он переполошил бы весь оройхон. Теперь уже Шооран, почти не встречая сопротивления, заломил нападавшему руки и связал их вер"вкой, которую тот предусмотрительно приготовил для Шоорана. Пленник хрипел.
  - Не умеешь драться - нечего кулаками махать, - нравоучительно сказал Шооран.
  Он оттащил связанного под навес, из-под которого сторож выскочил минуту назад, опустил полог, отыскал плошку с вонючим салом жирха и заж"г огонь. При дрожащем свете коптилки рассмотрел противника.
  Перед ним лежал Боройгал. Тот самый Боройгал, о силе которого ходили по Свободному оройхону легенды.
  - А драться не умеешь - с удовольствием повторил Шооран и, предугадав намерение пленника, предупредил: - Только пикни!
  Убью.
  Боройгал хлюпнул носом и затих.
  - Рассказывай, - предложил Шооран.
  - О ч"м? - с готовностью отозвался бывший осведомитель.
  Шоорана он не узнавал, да и странно было бы узнать мальчишку, которого видел почти девять лет назад.
  - Обо вс"м что у вас творится. А для начала - что произошло у Хооргона с рыжим МунагомЕ

***


  Тайник оказался цел. Шооран переоделся во вс" новое, выбрал гарпун, приготовил губку и прозрачную маску, чтобы защитить глаза от дыма. Погрыз суш"ного наыса и туйвана; немного взял с собой.
  Можно было уходить, но Шооран не торопился. Рассказ Боройгала наполнил его холодной спокойной яростью. Прежде надо наказать Хооргона.
  Шооран пробрался "ходом Тукки" разобрал сооруж"нную им самим стенку и спрыгнул в коридор алдан-шавара. Спустился в освещ"нный слизнями нижний ярус. По ночам здесь никого не бывало, разве что в первую неделю после мягмара продолжали работать переборщицы.
  Хооргон жил в пещерах соседнего суурь-тэсэга, но это не смущало Шоорана, излазавшего и помнившего здесь каждый закоулок. "Беглый камень", освобожд"нный от подпорок, мягко качнулся, открывая проход. Шооран со светящимся слизнем в руке шагнул туда. Вокруг было темно, и это казалось непонятным - в нижнем ярусе не должно быть темноты. Но потом он увидел ряды костяных сундуков, и вс" понял. Он, не приложив почти никаких усилий, попал прямиком в сокровищницу новоявленного вана.
  Здесь были перламутровые ларчики с жемчужинами, резные украшения из белой ч"рной и ж"лтой кости, тонкие веточки хрустальной губки, что очень редко находят на берегу. На отдельных столиках разложены кремниевые ножи отполированные до зеркального блеска и такие острые, что ими можно бриться. На самом видном месте, на покрытой тонким полотном стене висел убранный жемчугом доспех из кости ч"рного уулгуя. Радужные диски искрились даже от тусклого свечения слизня, доспех невольно притягивал взгляд. Шооран подош"л, пров"л кончиками пальцев по полированным кругам. В сокровищнице было жарко, но волнистая, с мелкими насечками резьбы кость оставалась прохладной и казалась живой. Рядом на стене висел праздничный талх расшитый дисками бледного уулгуя, а вокруг - полный набор женских украшений. Казалось, перед Шоораном стоят в полумраке одонт в парадном облачении и его любимая жена.
  Шооран вздохнул. Нет, он не возьм"т себе это чудо, он ничего не возьм"т здесь. Он приш"л за другим.
  Полого поднимающийся проход, по которому прежде Шооран попадал сюда оказался заложен каменными плитами, зато рядом наверх круто поднималась лестница. Здесь дорогу преграждала дверь, небольшая но, должно быть, очень тяж"лая. Шооран осмотрел замок. Снаружи дверь можно было открыть только специальным хитро выточенным ключом, но изнутри оказалось достаточным отжать защ"лку и отодвинуть засов. Шооран, пригнувшись, шагнул в дверь.
  Прежде старик хранил тут припасы, потому что эта комната не только была сухой, но и хорошо проветривалась. Теперь вс" вокруг разительно переменилось. Стены обиты замшей и задрапированы тонкими тканями. В вычурном светильнике, полном благовонной смолы, плавает горящий фитиль. Отверстия под потолком забраны реш"тками, а проход, прежде завешенный шкурой, теперь обработан каменот"сами, врезавшими овальную костяную дверь. Ровно посредине помещения стояла широчайшая кровать, и на ней в волнах тонкой материи спал его недруг - толстощ"кий Хооргон.
  Шооран потянул из-за пояса нож, но внезапно остановился. Дерзкая мысль пришла ему в голову. Вместо ножа Шооран достал липкий бинт, каким приматывал к лицу губку и быстрым движением заклеил Хооргону рот. Хооргон попытался всхрапнуть, заперхал сквозь нос и сел на постели.
  - Тихо!.. - прошипел Шооран, заламывая Хооргону руки и связывая их обрывком простыни.
  Юный государь даже не пытался вырваться, лишь мычал сквозь повязку. Шооран несильно ударил, мычание прекратилось.
  - Ид"м! - Шооран тряхнул толстощ"кого за шиворот, заставив, словно в детстве, подняться.
  Хооргон очумело вертел головой и ничего не понимал. Шоорану пришлось вытащить нож и поднести его к лицу пленника.
  Хооргон вновь замычал разбитым носом, но покорно встал. Нелепое - широкое и страшно длинное одеяние свисало с его фигуры.
  Казалось, государь переодет женщиной.
  Хооргон привычным и потому особо неуместным движением сунул ноги в мягкую обувку и зашл"пал впер"д, подталкиваемый Шоораном.
  Они спустились в сокровищницу - наложив засов, Шооран сразу почувствовал себя спокойнее - прошли сквозь стену у "беглого камня". Хооргон не сопротивлялся и вообще вряд ли сознавал, что происходит. Лишь у "дороги тукки", когда Шооран остановился, чтобы уложить на место вынутый камень, Хооргон вдруг быстро пополз впер"д, а схваченный за ногу слабо попытался лягаться.
  Они выползли из-под земли возле туйвана, и Шооран завалил ход обломком плиты. Где-то неподал"ку лежал запел"нутый в навес Боройгал. Утром, если он не задохн"тся, его найд"т одна из ж"н, и Боройгал, сорвав злобу на беззащитной женщине, будет остаток жизни молчать об этой истории. Кому охота рассказывать о сво"м позоре, а может быть, и отвечать за то, что упустил вражеского лазутчика?
  "Пусть бы задохнулся. - подумал Шооран. - Ведь это он выгнал нас со Свободного оройхонаЕ" Подгоняя Хооргона, он двинулся по тропе к границе. Колючие заборы по сторонам были нашпигованы всякой бренчащей дрянью, чтобы вор, полезший на чужое поле, немедленно обнаружил себя, но Хооргон или не знал об этом, либо побоялся воспользоваться удобным случаем поднять тревогу. Ведь для этого ему пришлось бы прыгать в костяной заслон, а там случались и отравленные колючки. К тому же, Шооран был настороже.
  Через несколько минут они достигли поребрика. Здесь Хооргон было заупрямился и не хотел идти дальше. Шооран пихнул пленника коленом, но тут же поддержал не дав прежде времени упасть в грязь. Хооргон, сразу сдавшись, зачавкал туфлями по болоту.
  Небо начинало желтеть, серыми тенями обозначились тэсэги, стало можно идти без света. Шооран бросил истощ"нного слизня, подтолкнул Хооргона:
  - Давай живей!
  К свету они добрались до шавара. Шооран остановил Хооргона, взглянул на его зел"ное лицо и не испытал ничего, кроме отвращения. Шооран освободил Хооргону руки, содрал с лица бинт.
  Потом предложил:
  - Если хочешь, можешь кричать. Вс" равно никто не услышит.
  Хооргон не отвечал, лишь трясся крупной дрожью.
  - Знаешь, почему ты здесь? - спросил Шооран. - Из-за давней мальчишеской глупости. Ты тогда нажаловался своему папаше-одонту, и это стоило жизни моей матери. Кроме того, ты видишь этот нож? Может быть, ты даже помнишь его? Однажды я уже щекотал им тво" горло. Так вот, этот нож подарил мне Мунаг, тот самый, которого ты отправил в шавар. Не так много было людей, которые относились ко мне по-доброму, поэтому ты ответишь и за Мунага. Я ведь предупреждал, чтобы ты не попадался на мо"м пути.
  Теперь прид"тся выполнять детские обещания. Вот вход в шавар. Ты сам приказал поставить здесь дверь. Ты войд"шь, и я запру е".
  Выход с другого конца - свободен. Ты любил говорить, что да"шь осужд"нным шанс, так воспользуйся им сам.
  - Не надо!.. - просипел Хооргон. - Я никогда большеЕ никогда!..
  Шооран ударил его и, втолкнув в темноту, захлопнул дверь. От толчка Хооргон сделал неловкий шаг и разом провалился по колени в липкую жижу. Голые ноги обожгло незнакомой болью.
  - Пу-устите-е!.. - заблеял Хооргон, толкаясь в запертую дверь.
  Кто-то впился в лодыжку начал кусать торопливо и жадно, а из тьмы протянулось тонкое и упругое, принялось по-хозяйски ощупывать его, поворачивая. Хооргон д"рнулся и закричал. Кричал он не долго.

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»



- без автора - : Адамс Дуглас : Антуан Сен-Экзюпери : Басов Николай : Бегемот Кот : Булгаков : Бхайравананда : Воннегут Курт : Галь Нора : Гаура Деви : Горин Григорий : Данелия Георгий : Данченко В. : Дорошевич Влас Мих. : Дяченко Марина и Сергей : Каганов Леонид : Киз Даниэл : Кизи Кен : Кинг Стивен : Козлов Сергей : Конецкий Виктор : Кузьменко Владимир : Кучерская Майя : Лебедько Владислав : Лем Станислав : Логинов Святослав : Лондон Джек : Лукьяненко Сергей : Ма Прем Шуньо : Мейстер Максим : Моэм Сомерсет : Олейников Илья : Пелевин Виктор : Перри Стив : Пронин : Рязанов Эльдар : Стругацкие : Марк Твен : Тови Дорин : Уэлбек Мишель : Франкл Виктор : Хэрриот Джеймс : Шааранин : Шамфор : Шах Идрис : Шекли Роберт : Шефнер Вадим : Шопенгауэр

Sponsor's links: