Sponsor's links:
Sponsor's links:

Биографии : Детская литература : Классика : Практическая литература : Путешествия и приключения : Современная проза : Фантастика (переводы) : Фантастика (русская) : Философия : Эзотерика и религия : Юмор


«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 30%

СРАЖЕНИЕ


  Перед самым отходом отряда в рейд на завод противника Сергей забежал домой проститься с Эолой. Накануне Эола, счастливо улыбаясь, сообщила ему, что у них будет сын.
  - Почему ты думаешь, что сын? Вдруг будет дочь? - спросил Сергей, нежно обнимая и целуя жену.
  - Я это знаю. Он будет такой же большой и смелый, как ты! Она встала на цыпочки и, вскинув руку ладонью вниз, показала, какой у нее будет сын. Сергей счастливо засмеялся, любуясь женою. Ольга была где-то далеко, по ту сторону реальности. Эола была здесь, рядом, ощутима теплотою тела и свежестью запаха волос, отдающих солнцем и ветром. Каждый раз, лаская это прекрасное, гибкое тело, извивающееся в порыве ответной страсти, Сергей испытывал ту щедрую и истощающую радость, которую капризное Счастье дает в дар очень немногим своим избранникам, оставляя большинство обездоленными, так и не испытавшими за всю свою жизнь этого непередаваемого словами чувства.
  - Ты, по обычаю, должен сделать подарок своему будущему сыну, - потребовала Эола.
  - Что же ему подарить?
  - Подари этот кинжал, - она тронула рукой висящий у него на поясе прощальный подарок Дука в богато украшенных ножнах.
  - Бери! - Сергей отцепил ножны и протянул кинжал Эоле. Та взяла его и спрятала у себя на груди.
  - Возвращайся скорее! - попросила она его на прощанье, когда он уже сидел верхом, удерживая нетерпеливо вздрагивающего вороного жеребца. Она долго стояла на крыльце дома, провожая взглядом удаляющийся отряд.
  Отряд насчитывал полторы сотни конников. Сотня бойцов, под командованием Ларта, оставалась в поселке, и еще пятьдесят несли сторожевую службу, прикрывая пути к лагерю со стороны леса.
  Отряд продвигался долиной реки. Предварительно посланные саперы расчистили минные заграждения, поставленные на случай проникновения противника через вход в долину, и должны были поставить их снова, пропустив отряд конников. На обратном пути мины должны быть снова сняты. Для этого в районе их расположения постоянно дежурили пять человек саперов.
  Перед самым отъездом к Сергею вдруг вернулась мысль, которая промелькнула тогда, на вершине горы. Он долго растолковывал Ларту, что надо сделать, пока наконец до того дошел смысл сказанного. Он взглянул на своего командира, как бы спрашивая взглядом, все ли он правильно понял. В его взгляде, который он бросил на Сергея, была надежда и страх, восторг и ужас, и непонятно было, одобряет он замысел Сергея или осуждает его, но во всяком случае он пообещал сейчас же, после отъезда отряда, приступить к его исполнению и послать к Гору двух бойцов с соответствующим заданием.
  Уже отъехав далеко от поселка и миновав болотистую низину, где горная речка текла в густых зарослях камыша, Сергей понял, что эта идея, которая показалась его другу страшной, пришла к нему только благодаря длительной беседе со свистуном, когда тот изложил основы своего мировоззрения. Идея действительно была бесчеловечной по своей сущности. "Но разве, - думал Сергей, - к фашизму может быть применена человеческая сущность?"
  Если бы у него сейчас была возможность взорвать целую планету вместе с ее обитателями, он ни на минуту бы не поколебался и не испытал при этом ни малейшего угрызения совести. Жестокость человека так же безгранична, как и его доброта. И чем выше поднимается интеллект по лестнице своего развития, тем больше диапазон этих двух противоположных чувств, одинаково доступных его сознанию и действию.
  "Если бы я был художником, - подумал он, - я бы символически изобразил человеческий интеллект как прекрасную богиню, в руках которой спит ужасная кобра. Ею нельзя не восхищаться, но бойтесь рассердить богиню - ее кара будет мгновенной и неотвратимой".
  В расположение завода прибыли только к вечеру следующего дня. Оставив коней под присмотром трех человек в небольшой ложбине, ночью тихо подкрались к заводу. Часовых сняли бесшумно паралитическими пулями. Свистуны не ждали нападения и спокойно спали в длинном бараке неподалеку от цехов.
  Это было не сражение, а бойня. Ошеломленных внезапным нападением, мечущихся по двору раздетых свистунов скашивали лучи бластеров, поражали паралитические пули. Скоро все было кончено. Ни один из элиан не получил даже ранения.
  Всего насчитали сорок убитых. Десять свистунов, пораженных паралитическими пулями, стащили в отдельную кучу у ворот завода и приставили часовых.
  Осматривая завод, Сергей обнаружил две совершенно исправные платформы. По-видимому, ремонт их только-только закончился, так как вокруг валялись еще не убранные инструменты и заваренные швы блестели свежей краской. Это была большая удача, так как, случись нападение завтра, платформы были бы уже отправлены на космодром.
  Сергей распорядился сложить добытое оружие и инструменты на платформы, а также поместить туда пленных, предварительно тщательно связав им руки и ноги.
  - Зачем они нам? - с некоторой досадой спросил его один из командиров. - Одна возня!
  - Пригодятся! И смотрите, чтобы все были живы и здоровы, - строго предупредил он, не вдаваясь в дальнейшие объяснения.
  Осмотрев склады заводского имущества, он нашел наконец то, что искал. В одном из неглубоких погребов хранились взрывпакеты. Взяв несколько ящиков и погрузив их на платформы, он рассовал остальные по цехам завода.
  - Сейчас будет фейерверк! - предупредил он бойцов отряда и приказал покинуть территорию.
  Нагруженные платформы поднялись на метр от земли и выплыли за ворота. Спустя десять минут выбежал Сергей, вскочил на первую из них, и платформы помчались по направлению к ложбине. Вслед за ними раздался страшный взрыв. Очевидно, кроме обнаруженных запасов взрывчатки, были и другие, скрытые склады.
  У ложбины Сергей остановил платформы и оставил десять бойцов с приказом пригнать следом за ними лошадей в поселок. На платформах поселка можно было достичь за час. Сергей торопился. Предчувствие беды, появившееся внезапно, подгоняло его.
  - Скорее!
  Платформы понеслись, управляемые волей людей, которым передалось волнение и беспокойство их начальника.
  Вот и вход в долину. Промелькнуло болото. За поворотом должен показаться сторожевой пост саперов. Но что это? В опрокинутой взрывом черной громадине Сергей без труда узнал боевую машину. Платформы затормозили и зависли в воздухе. Вокруг опрокинутого и сгоревшего бронетранспортера лежали трупы свистунов. Сергей обратил внимание, что все они были без оружия. Кто-то уже собрал его. Весь вопрос в том - кто? Платформы медленно поплыли дальше. Среди валявшихся на земле трупов стали попадаться элиане. Их становилось все больше и больше. Стало видно зарево. Это горел поселок.
  - Вперед! - скомандовал Сергей.
  Платформы понеслись. Горели почти все дома. У одного дома, избежавшего общей участи, толпились фигурки. Сергей вскоре заметил, что на них знакомые ему желто-голубые мундиры. Фигурки, завидев платформы, приветливо и радостно замахали руками. Испепеляющий залп последовал в ответ. Фигурки заметались, но лучи бластеров настигали их, резали буквально пополам. Только две или три вспышки последовали в ответ со стороны загона, где элиане держали скот, но и с этим противником было покончено так же быстро. Платформы опустились на землю, и бойцы рассыпались по поселку в поисках уцелевших, как своих, так и чужих.
  Убедившись, что со свистунами покончено, Сергей бросился к своему дому. Дом, по-видимому, загорелся совсем недавно, так как крыша еще не успела провалиться. Сергей бросился вовнутрь. Его волосы и борода вспыхнули. Не обращая внимания на боль, задыхаясь от дыма, он обшарил все помещение. Эолы дома не было.
  Выскочив наконец из дома и сорвав горящую одежду, Сергей кинулся в воду. Холодная вода несколько успокоила боль обожженного тела. К нему стали подходить бойцы.
  Из всех жителей поселка уцелели только три десятка женщин, которых свистуны поместили в загон. Эолы среди них не было. Последняя надежда увидеть жену среди живых угасла. Ее вскоре нашли, лежащую в воде. Длинные темные волосы распустились и колыхались в такт прибрежной волне. Из груди ее торчала рукоятка. Это была рукоятка того кинжала, который Сергей подарил своему будущему сыну. Ее похоронили тут же, на вершине небольшого холма на берегу реки, которой теперь суждено было носить имя Эолы.
  Принесли убитого Ларта. Луч бластера полоснул его поперек тела, почти перерезав пополам.
  Никого из ста мужчин не осталось в живых. Все они были перебиты на подступах к поселку. В поселке были обнаружены только трупы женщин. Свистуны убивали их с садистским наслаждением. У одних были аккуратно отрезаны ступни ног, у других - руки. Кровавая оргия, видно, длилась долго.
  От обезумевших от ужаса женщин нельзя было пока добиться ни слова. Подсчитав трупы убитых свистунов, Сергей поразился их малым количеством. Их, вместе с убитыми в поселке залпами с платформы, оказалось всего пятьдесят. Трупы погрузили на платформы и сбросили в болото. Своих мужчин и замученных женщин похоронили вместе в братской могиле, насыпав поверху большой холм.
  Сергей отделился от остальных. Ему хотелось побыть наедине со своим горем. Он сел у холмика, под которым покоилось тело жены. Его кожа еще носила память прикосновения ее рук, в ушах звучал ее голос, а ее уже не былоЕ Сергея охватило оцепенение, при котором органы чувств перестают воспринимать окружающий мир, когда все вокруг погружается в тишину и в этой тишине медленно струит свои воды черная, как сама бездна, река, с середины которой ему явственно слышится зов о помощи.
  Его оцепенение прервал многоголосый яростный рев. Он вскочил на ноги и посмотрел в ту сторону, откуда доносились крики. Невдалеке он увидел колеблющуюся толпу элиан. Толпа пульсировала, напирала, отталкивалась, словно какое-то гигантское одноклеточное чудовище выбрасывало и убирало свои щупальца. Уже смутно догадываясь, в чем дело, Сергей поспешил к ней. Расталкивая в стороны людей, он пробрался в середину. Там, внутри развороченного гигантского муравейника, корчилось и извивалось человеческое тело. Двое бойцов его отряда тащили еще одного из захваченных на заводе пленных с явным намерением присоединить его к первому.
  - Назад! - гаркнул Сергей, приходя в ярость.
  Те посмотрели на него, отвернулись и продолжали свой путь. В два прыжка Сергей очутился рядом. Первый ближайший к нему боец покатился по земле, сбитый увесистой оплеухой двухметрового землянина. Второй бросил ноги дрыгающегося всем телом свистуна, растерянно заморгал глазами, ожидая своей очереди.
  - Встань! - приказал Сергей лежащему на земле. Тот покорно поднялся, шатаясь, видимо, еще не совсем придя в себя от удара.
  - Отнести на место! - брезгливо ткнул он ногой свистуна.
  Сергей обвел взглядом толпу и, увидев среди нее двух командиров групп, приказал:
  - Пленных охранять! Вы мне головой за них отвечаете! - И тихо, чтобы не слышали другие, добавил: - В них наше спасение.
  В это время к нему подвели одну из оставшихся женщин. Всхлипывая, сбиваясь в словах, она рассказала, что нападение было совершено перед рассветом. Она выскочила из дома, когда уже все было кончено. Ее вместе с другими оставшимися в живых женщинами бросили в загон для скота и приставили часовых. Сколько было свистунов, она не могла сказать, но утверждала, что много.
  - Очень много, - сказала она, - больше, чем оставалось в поселке наших.
  - Ты не ошибаешься? - спросил Сергей, чувствуя, как новая тревога закрадывается в душу.
  - Когда меня схватили, они толпились на площади. Их было очень много.
  - Ну сколько? Человек двадцать?
  - Больше, значительно больше, около двухсот!
  - Ты, наверное, ошибаешься!
  И вдруг страшная мысль ударила его - перевал!
  Несомненно, противник, разгромив поселок, устремился на перевал, и теперь ему открыта дорога к незащищенным селениям элиан.
  Прошло не меньше шести часов. Кони подойдут только к вечеру. Использовать платформы в узком ущелье невозможно, так как они могут двигаться только над ровной поверхностью. Остается одно - догонять их пешком, нагнать и вынудить к бою в гористой местности, до того, как они спустятся на равнину, к селениям. А если они оставят заслон? На узкой тропе два бойца могут сдерживать целый отряд почти сутки. Что произойдет за это время в мирных селениях, где не ждут нападения, Сергей ясно себе представлял. Судя по зверствам, совершенным свистунами в поселке, это была карательная экспедиция, цель которой не только захват "сырья", но и наведение ужаса на местное население и тем самым приведение его в полную покорность. Не найдя среди убитых Сергея, которого они хорошо знали и могли отличить по росту, они, несомненно, догадались, что в тылу у них осталась боеспособная часть. Следовательно, заслоны будут поставлены обязательно. Более того, в их планы входило, что Сергей с оставшимися бойцами кинется им вдогонку и попадет в ловушку. Вот почему они не остались ждать его в лагере, а устремились на перевал, оставив, больше для вида человек десять охранять пленных женщин. Сергей теперь понял, что жестокость свистунов и их садистская расправа над женщинами имела своей целью заставить элиан "очертя голову" броситься вдогонку за противником.
  При всей своей ненависти к фашистам - Сергей поймал себя на том, что применил к свистунам земное название, знакомое ему по исторической литературе - он не мог не отдать должное их тактическому мастерству и умению вести бой. Несомненно, это были закаленные солдаты и искусные тактики.
  Одной из основных черт характера Сергея было то, что гнев и ярость нисколько не мешали трезвому расчету, но, напротив, казалось, чем большая ярость охватывала его, тем точнее становились его действия и тем более спокойным он выглядел внешне. Вот и сейчас, вместо того чтобы броситься преследовать противника, он задумался в поисках выигрышного варианта, подобно шахматисту, которому предложили интересную и трудную задачу.
  Он собрал командиров групп и кратко изложил им ситуацию.
  - Мне надо знать, - сказал он, внимательно посмотрев в глаза каждому, словно подчеркивая важность сказанного, - существует ли еще один путь в долину, кроме известного, через перевал.
  Один из командиров встал:
  - У меня в группе есть бойцы, которые хорошо знают эти горы. Я сейчас их пришлю к тебе!
  - Через тридцать минут выступаем, - предупредил Сергей командиров. - С собой взять, кроме бластеров, взрывпакеты и несколько ружей, по два на каждую группу.
  В это время к нему подошел командир только что вернувшегося из леса сторожевого отряда в пятьдесят человек. Он уже знал, что произошло в поселке. Сергей не стал его ни в чем упрекать, да и упрекать было не в чем. Отголосок боя не мог донестись до места расположения сторожевого отряда. Если Сергей и упрекал кого в случившемся, то только себя. С одной стороны, он понимал, что уничтожение завода было жизненной необходимостью, но с другой - подавленный горем, он клял себя за то, что не оставил в поселке больше бойцов. Теперь он знал, что с заводом управился бы, и располагая полусотней, а сотня лишних бойцов здесь могла бы предотвратить катастрофу. В то же время, понимая важность разгрома завода и лишения противника тем самым ремонтной базы и транспортных средств, он вынужден был действовать наверняка, так как неудача в первом нападении привела бы к тому, что противник укрепил бы завод и увеличил его охрану.
  - Ты с тридцатью людьми запрешь наглухо вход из ущелья, - приказал он командиру сторожевого отряда. - Размести их в укрытиях, но так, чтобы дорога простреливалась со всех сторон. Возьмешь взрывпакеты. Если кто не умеет с ними обращаться - срочно научить. Каждому выдать по четыре пакета. - Смотри, - строго предупредил он, - чтобы ни одна живая душа не выбралась из ущелья. На каждый пост выдели двух. Сектор обстрела одного поста должен перекрываться двумя другими. Спать по очереди! Скалу, что нависла над дорогой, заминировать! Взорвать, когда под ней окажется противник. Все понял? Иди.
  К нему подвели двух бойцов.
  - Они знают другой путь, - сообщил командир группы.
  - Есть тропа, - ответил один из них на вопросительный взгляд Сергея, - путь по ней в три раза короче, но идти очень трудно. В некоторых местах придется боком пробраться по узкому карнизу. Необходимо взять веревки, а подошвы смазать соком вот этой травы.
  Он подал Сергею пучок травы, с оборванных концов которой капал тягучий липкий сок. Трава эта росла повсюду. Сергей видел целые ее заросли.
  Через двадцать минут отряд углубился в ущелье. Продвигаться действительно было очень трудно. Тропа шла круто вверх, иногда совсем теряясь среди нагромождения валунов. Единственными живыми существами, проходившими когда-либо по этой дороге, были горные козы, которые и сейчас попадались на пути отряда, то появляясь, то исчезая среди каменистых нагромождений.
  Вскоре можно было продвигаться, только идя друг за другом. Узкие карнизы, на которых нельзя разойтись двум встречным, висели над пропастью, внизу еле заметной нитью вилась горная речка. Вскоре тропа ушла в сторону и забралась еще круче. Стало холодно.
  - Сейчас будет самый трудный участок, - предупредил проводник. Он показал на видневшуюся невдалеке, казалось, рядом, высокую гору, вершина которой была покрыта снегом.
  - Тропа огибает гору и выходит уже за основным перевалом и затем спускается на общую дорогу.
  Вскоре тропа настолько сузилась, что люди могли продвигаться только боком, обратясь лицом к стене и цепляясь руками за ее малейшие неровности.
  Сзади раздался пронзительный крик - один из бойцов сделал неверное движение и сорвался вниз, увлекая за собой второго, привязанного к нему длинной веревкой. Остальные пятеро, которые шли вместе в одной связке, буквально прилипли к скале. Видно было, как от напряжения вздулись яремные вены. Второму из сорвавшихся удалось зацепиться руками за выступающий камень, и он делал неимоверные усилия, стараясь подтянуться и выбраться на тропу. Движение остановилось. Люди стояли, припав к скале, не зная, что предпринять. Сорвавшийся висел над бездной, раскачиваясь на веревке. Видно было, как его товарищ, уцепившийся за камень, вздрагивает в такт каждому качку.
  Бывают моменты, когда командующий, от воли и решения которого зависит жизнь сотен вверенных ему людей, должен принять на себя безраздельно всю тяжесть моральной ответственности и из множества решений выбрать единственно правильное. Если человек не способен на это, ему не следует браться командовать людьми.
  Сергей видел, что еще несколько секунд - и сведенные судорогой руки висящего над пропастью человека разомкнутся, и он полетит вслед за первым, увлекая за собой всю цепочку. Ни повернуться, ни зацепиться за что-то на узкой тропе не было возможности. Отряд был не готов к продвижению в таких трудных условиях. Ни обычных для таких целей клиньев, ни молотков в их распоряжении не было. Веревка, которой связаны бойцы, в создавшихся условиях не только не страховала, но увеличивала опасность, ибо один сорвавшийся увлекал за собою остальных, у которых на узкой тропе не было никакой возможности удержаться.
  Потом, спустя несколько лет, перед глазами Сергея всплывали эти расширенные от ужаса глаза молодого парня. Много раз спрашивал он себя: мог ли он тогда, стоя на узкой тропе в горах, принять другое решение? Нет, не мог. Это была бы трусость, трусость перед тяжестью поступка, и эта трусость могла бы привести к гибели всего отряда.
  Люди стояли, боясь пошевелиться, обдуваемые со всех сторон холодным сырым ветром гор. Лёгкая одежда элиан не приспособлена к пронизывающему холоду. Бойцы окоченели, а им предстояло пройти еще много. Нет! Решение было единственнымЕ
  Тропа все поднималась. Она стала шире, но ветер усилился, неся с собой мокрый снег. Обнаженные руки и ноги бойцов посинели от холода. Сергей прикинул: было не меньше двух градусов ниже нуля по стоградусной шкале.
  Наконец начался долгожданный спуск. Тропа настолько расширилась, что можно было идти уже по двое. Сергей скомандовал периодически меняться местами. Шли, по очереди прикрывая своим телом тело товарища от ветра. Тропа все расширялась. Исчез снег, стали попадаться первые растения. Люди взбодрились и пошли быстрее. Ветер хотя еще дул в полную силу, но не нес уже того пронизывающего холода, как там, на вершине.
  Вскоре стали попадаться ровные площадки, от которых вниз отходили едва заметные тропы. На одной из них, закрытой со всех сторон скалами, Сергей разрешил десятиминутный отдых. Костров не разжигали. Дорога с перевала должна была проходить где-то рядом, и дым костра мог быть обнаружен противником. Чтобы отогреться, люди сгрудились в плотную массу, отогревая находящихся в центре, которые спустя некоторое время выходили и пропускали в середину других.
  Сергей мерз, пожалуй, больше других, так как его полуобгорелая одежда совсем не защищала тело от ветра.
  Через десять минут двинулись дальше. Наконец, когда солнце уже начинало склоняться к закату, они достигли намеченного места, описание которого было известно Сергею со слов проводника. Оно представляло обширную ровную площадку, переходящую в крутой спуск, усеянный крупными гранитными и базальтовыми глыбами. Внизу, под ними, метрах в двухстах, в узком ущелье, прижимаясь к отвесной стене, шла дорога с перевала. Под выбранным местом она вытягивалась в километровый ровный пролет, а затем исчезала из видимости за отрогом горы.
  По расчету Сергея, противник должен был появиться часа через два, перед самым закатом солнца. На всякий случай он послал двух бойцов вниз. Они должны были добраться как можно скорее до ближайшего селения и предупредить о возможном нападении. Сергей просил через посланцев всех жителей покинуть селения, увести женщин и детей. Мужчинам, вооруженным луками и отравленными стрелами, Сергей передал приказ занять возможные укрытия на выходе из ущелья и бить из-за них, ни в коем случае не выходя на открытую местность. Сам же с бойцами отряда немедленно занялся необходимыми приготовлениями.
  Метрах в двадцати ниже он заметил две нависшие над ущельем скалы. Под них заложили по пять взрывпакетов. Прикатили большое количество крупных, по полтонны каждый, валунов и оставили их на краю обрыва. Наибольшая часть их была сосредоточена в местах, нависших над началом и концом прямого пролета дороги. Все было готово к приему гостей, оставалось только ждать. И все же у Сергея было такое ощущение, что он что-то упустил из виду.
  Вдруг он понял, что его беспокоит, и подозвал одного из командиров групп:
  - Быстро отбери человек тридцать поздоровее и дуй, что есть силы, к выходу из ущелья. Там примешь команду над остальными.
  Через три минуты отобранные бойцы во главе с командиром мчались вниз по склону. Вскоре они вышли на дорогу и исчезли за поворотом. Сергей облегченно вздохнул.
  Минуты тянулись медленно. Сергей слегка нервничал. Он лежал на животе у края обрыва, не спуская глаз с дороги.
  Наконец показался отряд свистунов. Как и ожидал Сергей, их было немного. Он насчитал человек пятнадцать. Это было боевое охранение, идущее впереди главных сил.
  Видя, что его бойцы зашевелились, вопросительно поглядывая на своего командира, он сделал успокаивающий жест рукой: пропустить. Небольшой отряд прошел беспрепятственно и скрылся за поворотом. Прошло еще минут тридцать. Появились главные силы противника. Сергей всмотрелся и невольно присвистнул от удивления и удовлетворения. Впереди отряда вышагивал его старый знакомый. Сергей узнал его по красному мундиру.
  - Какая встреча! - радостно, словно это была встреча с добрым старым приятелем, тихо проговорил он.
  Следом за генералом изгибающейся лентой продвигался отряд. Сергей пытался сосчитать, но сбился. Их было не меньше двухсот пятидесяти.
  "Теперь все понятно! - подумал он. - Они решили массированным ударом покончить с нами за один раз. Потеряв отряд при мелкой стычке, они решили изменить тактику. Что же, решение, в принципе, правильное. Но вот результатЕ"
  Дождавшись, когда весь отряд вышел на прямую, он дал условный сигнал. Один за другим прозвучали взрывы, и лавина камней, сметая все на пути, со страшным грохотом устремилась вниз. Некоторое время ничего не было видно из-за густого облака пыли.
  Когда спустя полчаса облако рассеялось и стало ясно, что произошло, бойцы вскочили на ноги с приветственными криками. Они приветствовали своего вождя. Дороги не было. Ее просто не существовало. Вместо нее была громадная насыпь камней и осколков скал, из-под которой не доносилось ни звука.
  "Какая прекрасная битва", - вспомнил Сергей слова Наполеона, которые тот произнес при известии, что ни один человек из высадившегося англо-турецкого десанта в Египте не ушел живым.
  Однако надо было кончать начатое. Подозвал к себе командира второй группы:
  - Возьми человек тридцать с паралитическими ружьями и встреть бегущих назад, если такие будут и уйдут живыми из засады на выходе из ущелья. Мне они надобны живыми! - подчеркнул он. - Их легко будет подстрелить, так как они уже в панике.
  - Ну, а теперь, - обратился он к остальным, - не худо было бы чего-нибудь перекусить!
  Десять человек сразу же куда-то исчезли. Остальные стали собирать хворост и сухие ветки. На площадке запылали костры. Спустя полчаса вернулись посланные и принесли полдюжины диких коз, туши которых тут же разделали. Вскоре нанизанное на ветки мясо жарилось на углях.
  Солнце уже зашло, и стало темно. Послышался шум карабкающихся по насыпи людей. Это возвращались посланные. Они несли трех связанных, еще не пришедших в себя от паралитического яда солдат противника.
  Взошла луна и посеребрила вершины гор, создавая фантастическую мозаику светотеней, мягко скользящих по крутым отрогам, но Сергей уже не видел этой красоты ночного горного пейзажа. Он спал крепким сном. Кто-то из бойцов снял свою тунику и прикрыл его оголенные, покрытые волдырями ожогов плечи. Сам же, почти обнаженный, подвинулся ближе к костру.

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»



- без автора - : Адамс Дуглас : Антуан Сен-Экзюпери : Басов Николай : Бегемот Кот : Булгаков : Бхайравананда : Воннегут Курт : Галь Нора : Гаура Деви : Горин Григорий : Данелия Георгий : Данченко В. : Дорошевич Влас Мих. : Дяченко Марина и Сергей : Каганов Леонид : Киз Даниэл : Кизи Кен : Кинг Стивен : Козлов Сергей : Конецкий Виктор : Кузьменко Владимир : Кучерская Майя : Лебедько Владислав : Лем Станислав : Логинов Святослав : Лондон Джек : Лукьяненко Сергей : Ма Прем Шуньо : Мейстер Максим : Моэм Сомерсет : Олейников Илья : Пелевин Виктор : Перри Стив : Пронин : Рязанов Эльдар : Стругацкие : Марк Твен : Тови Дорин : Уэлбек Мишель : Франкл Виктор : Хэрриот Джеймс : Шааранин : Шамфор : Шах Идрис : Шекли Роберт : Шефнер Вадим : Шопенгауэр

Sponsor's links: