Sponsor's links:
Sponsor's links:

Биографии : Детская литература : Классика : Практическая литература : Путешествия и приключения : Современная проза : Фантастика (переводы) : Фантастика (русская) : Философия : Эзотерика и религия : Юмор


«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 31%

***


  - Она не брала.
  - Ты откуда знаешь?
  - Знаю! Ты ей мстишь непонятно за чтоЕ
  - Тихо, не оритеЕ
  Группа лА» первого курса окружила скамейку во дворе. На спинке сидела Лиза, упиралась в грязное сиденье тонкими каблуками сапог.
  - Самохина! У меня сто долларов в кармане куртки лежали. Отдай, или будет хуже.
  Сашка остановилась.
  Закончилась четвертая пара. На философии и истории им раздали примерный список вопросов к экзамену. По шестьдесят вопросов, вместе сто двадцать; конечно, она не успеет выучить. К субботе надо сделать упражнения с тринадцатого по семнадцатое, а завтра вторник, индивидуальные, параграфЕ
  - Самохина, ты оглохла?
  После того, что случилось с ней на первой паре, Сашка в самом деле соображала медленно.
  Они толпились вокруг скамейки: яростная Лиза в окружении парней, ее друзей и клевретов. Костя с жалобно-красным лицом. Андрей Короткое, крупный и мрачный. ЖеняЕ ИгорьЕ ДенисЕ
  - Что ты говоришь? - переспросила Сашка.
  Лиза соскочила со скамейки, подошла вплотную, в ниточку сжав напомаженные губы:
  - Ты была одна в раздевалке. У меня там висела куртка. В кармане сто долларовЕ
  - В правом? - спросила Сашка.
  У Кости округлились глаза. Парни переглянулись.
  - В правом, - тихо согласилась Лиза. - Понабирали ворьяЕ Отдавай.
  Сашка прикрыла глаза. Хотелось спать. И одновременно очень хотелось усесться за упражнения. Как, бывает, хочется есть.
  - Они за подкладку завалились. Ищи.
  Липа, под которой стояла во дворе скамейка, совсем облетела, и листья сгреб дворник. Один или два последних листка еще цеплялись за иллюзию жизни, подрагивали, а ветки бились одна о другую, скребли и шелестели. Кроме этого звука, ничего не было слышно; быстро темнело. Светились окна в институте. Зажегся фонарь у входа в общагу.
  - Ну давай посмотри, - нервно сказал Костя.
  Лиза сунула руку в карман куртки. Очень долго возилась.
  Потом ее тонкое лицо покраснело в сумерках, потемнело, как у мулатки.
  - А ты откуда знаешь?! - обернулась она к Сашке. - Откуда ты знаешь? Ты туда лазила, да?
  Сашка пожала плечами:
  - Нет. Я просто догадалась. А теперь проси прощения, скажи: извини, Саша.
  - Чего?!
  Сашка снова на секунду опустила веки. Чувство, посетившее ее на первой паре, готово было вернуться.
  - Попроси здесь, при всех, прощения. Потому что ты меня обвинила в краже.
  - Иди ты, - сказала Лиза.
  Сашка шагнула вперед. Свет фонаря упал на ее лицо.
  - Ты меня слышала, Павленко. Не доводи.
  Лиза смотрела Сашке в глаза. Очень быстро, как слайды, на ее лице сменили друг друга злость, удивление, смущение, и наконец промелькнул испуг.
  - Чего тебе надо? - пробормотала Лиза.
  - Извинись.
  - Ну, извиняюсьЕ
  В полном молчании Сашка прошла сквозь строй расступившихся однокурсников и поднялась на порог общежития.

***


  В ноябре выпал снег. Рано утром, в полной темноте, Сашка первой выходила из общежития и, оставляя цепочку следов, бегала вокруг двора. Круг за кругом. По своим следам - как год назад.
  Никто ее не заставлял. Просто она поняла, что без этих пробежек, без тишины глухого утра, без снега под ногами и облачка изо рта ей никогда не выдержать нагрузки. Ни физической, ни моральной.
  Поначалу Костя бегал с ней, но потом постепенно лотвалился». Ему было трудно вставать в такую рань, он и первые-то пары просыпал (если на них не выпадала специальность). Сашка даже радовалась: ей нужно было полное одино чество. Полная тишина и звук снега под ногами, скрипящий или хлюпающий, как повезет.
  Мама все еще носила гипс на руке. Уверяла по телефону, что ничего страшного, она привыкла, палец не болит. Вместе с Валентином они прислали Сашке посылку: зимние сапоги, рейтузы, носки, даже новую куртку с меховым капюшоном. Куртка оказалась маловата.
  В комнате номер двадцать один надолго воцарилась зима - Лиза не замечала Сашку, та в упор не видела Лизу. Оксана, поначалу пытавшаяся как-то их помирить, бросила бесполезные попытки и жила собственной жизнью: к ней то и дело ходили в гости девчонки из группы лБ», а иногда и парни со второго курса.
  - Проходной двор, - сквозь зубы говорила Лиза, но никто ее не слышал. Что-то не сложилось у нее со съемной квартирой: то ли денег не хватило, то ли не нашлось подходящей, то ли - Сашка и такое допускала - Портнов запретил.
  Однажды по дороге на почту (было воскресенье, а Сашка звонила домой раз в неделю - железно) она увидела впереди на улице Сакко и Ванцетти Фарита Коженникова и Лизу. Они шли рядом, Коженников что-то говорил. Лиза слушала, и у нее было такое лицо, что Сашке сделалось ее жалко.
  Она замедлила шаг. От ноябрьской оттепели снег растаял, раскис, по мостовой бежали ручейки, как весной, на дне их ярко желтели опавшие листья.
  Коженников и Лиза расстались на перекрестке перед почтой. Коженников кивнул и зашагал налево, перешел улицу и скоро скрылся за углом. Лиза стояла, прислонившись к стволу голой липы.
  Сашке захотелось подойти к ней и что-то сказать. Она уже сделала шаг; большая лужа, хлюпнув, заставила ее отскочить и вернуться к действительности.
  Лиза не обрадуется. Сашка ничего не может изменить; по крайней мере, пока.
  Проскользнув у Павленко за спиной, она вошла в янтар-но-теплое, душное помещение почты и все время, пока тянулась ее очередь к телефону, представляла, как однажды плюнет в лицо Коженникову. Как наберет полный рот слюны - и плюнет; старичок, зашедший в кабинку перед ней, уже заканчивал разговор, когда Сашка поняла - с растерянностью и неудовольствием, - что тень ее ненависти к Фариту Кожевникову падает и на Костю.
  Сын за отца не отвечает, сказала она себе. Костя - точно такая жертва Фарита, как и она, Сашка. Он порвал и выбросил телефон отца. Тот вообще ему не отец - разве что биологическиЕ
  - Вы будете говорить или нет? - спросила девушка за стойкой.
  И Сашка.вошла в кабинку. Но, даже разговаривая с мамой, не могла выбросить Коженникова - и Костю - из головы.
  - Ты своему не даешь, что ли? - озабоченно спросила Оксана.
  Она мыла посуду на кухне. Кто бы ни свинячил - Оксана всегда мыла посуду. Бывало, швырялась кастрюлями и орала лРазвели срач!», но мыла все равно. Вид жирных тарелок, горой брошенных в мойке, приводил ее в бешенство.
  - Они такие гиперсексуальные в этом возрасте, - повторила Оксана, видимо, чью-то фразу. - Ты его так не удержишь, учти.
  Сашка сидела над параграфом. В двадцать первой комнате было очень много Лизы, Лизиных друзей и подруг, они сидели повсюду, даже на Сашкиной кровати. Сашка не стала связываться - взяла книги и ушла на кухню, где в этот час никого не было, только Оксана мыла посуду.
  За месяцы, прожитые в общежитии, Сашка научилась спать при грохоте и учиться посреди землетрясения. Слова Оксаны выбили ее из колеи. Приходилось то и дело возвращаться глазами к началу абзаца.
  - Вообще ты странная, - рассуждала Оксана. Она стояла к Сашке спиной, намыливала тарелку в раковине и не слышала ничего, кроме своего голоса и журчания воды. - Тебе уже восемнадцать скоро? Весной? Пацанка. Портнов тебе автомат ставит, единственной из тридцати девяти человек. А ты зуб ришь, как попка, с утра до ночи. Костика уведут, он парень симпатичный, а у нас полно красивых девок. Тут и местные девочки, школьницы, очень даже ничегоЕ
  Открылась дверь. Прихрамывая, вошел одноглазый Витя - третьекурсник, по-прежнему скособоченный и странный. Трикотажные штаны пузырились на коленях, клетчатая рубашка помнила лучшие дни. На руках у него были огромные кожаные перчатки, лицо закрыто огромными темными очками. Сашка вздрогнула.
  - Привет, девчонки, - просипел Витя. - Угостите чайком? Оксана обернулась:
  - Своего нет, что ли?
  - Сейчас, - сказала Сашка, отодвигая книгу. Все равно сосредоточиться не получалось.
  Зашипел, нагреваясь, электрический чайник. Завоняло паленой изоляцией.
  - Вить, а что у тебя с руками? - спросила Сашка как бы между прочим.
  Витя посмотрел на свои ладони в перчатках. Пошевелил пальцами.
  - Да такЕ Сессия приближается, девки, зимняя сессия. Пережить бы, вот в чем вопрос.
  - Пережить бы, - эхом отозвалась Сашка. Витя наставил на нее черные стекла очков:
  - Вам-то что, первый курс, гуляй и радуйся. Новый год встречай. А вот на третьем экзамен по специальности, девки.
  Оксана выключила воду. Обернулась, вытирая руки и без того мокрым полотенцем:
  - Что? Трудно?
  Витя неопределенно покачал головой:
  - Можно сказать и такЕ Трудно. Мы после экзамена переходим на другую базуЕ Кто сдаст, конечно.
  - Может, там будет легче, - предположила Сашка без особой уверенности.
  О том, где находится и что представляет собой лдругая база», никто из первокурсников не имел понятия. Говорили, что это какой-то очень продвинутый, технически оснащенный институт с левропейским ремонтом» в общаге и компьютером на каждом столе. Говорили, что это мрачные катакомбы глубоко под землей. Говорили, что это в другом городе.
  Кое-кто - Сашка сама слышала - вполне серьезно предполагал, что это на другой планете.
  Сама Сашка сказала однажды Косте - в шутку, конечно, - что лдругая база» для старшекурсников - нечто вроде загробного царства, о котором никто ничего не знает, потому что оттуда не возвращаются. Костя, помнится, отреагировал странно - побледнел и тихим голосом предложил так больше не шутить.
  - Может, и легче, - уныло согласился Витя. - Эх, девки, я ведь в мореходку собирался.
  Сашка налила дымящийся кипяток в эмалированную кружку. Плюхнула внутрь чайный пакетик на веревочке.
  - Сколько тебе сахара?
  - Две ложки. Нет, три.
  Сашка поставила чашку на край стола. Витя неуклюже поднял ее обеими руками - в кожаных перчатках - и вылил в себя горячий чай, как воду.
  Сашка задержала дыхание. Витя поставил пустую чашку на стол, улыбнулся, облизнул губы:
  - Спасибо.
  - Не горячо? - тихо спросила Сашка. Он помотал головой:
  - НеЕ Пойду я учиться, девчонки. Спасибо, не поминайте лихом.
  И вышел.

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»



- без автора - : Адамс Дуглас : Антуан Сен-Экзюпери : Басов Николай : Бегемот Кот : Булгаков : Бхайравананда : Воннегут Курт : Галь Нора : Гаура Деви : Горин Григорий : Данелия Георгий : Данченко В. : Дорошевич Влас Мих. : Дяченко Марина и Сергей : Каганов Леонид : Киз Даниэл : Кизи Кен : Кинг Стивен : Козлов Сергей : Конецкий Виктор : Кузьменко Владимир : Кучерская Майя : Лебедько Владислав : Лем Станислав : Логинов Святослав : Лондон Джек : Лукьяненко Сергей : Ма Прем Шуньо : Мейстер Максим : Моэм Сомерсет : Олейников Илья : Пелевин Виктор : Перри Стив : Пронин : Рязанов Эльдар : Стругацкие : Марк Твен : Тови Дорин : Уэлбек Мишель : Франкл Виктор : Хэрриот Джеймс : Шааранин : Шамфор : Шах Идрис : Шекли Роберт : Шефнер Вадим : Шопенгауэр

Sponsor's links: