Sponsor's links:
Sponsor's links:

Биографии : Детская литература : Классика : Практическая литература : Путешествия и приключения : Современная проза : Фантастика (переводы) : Фантастика (русская) : Философия : Эзотерика и религия : Юмор


«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 18%


  Мальчик, ты на самом краю.
  И это пострашнее, чем неопытная вампирша.
  Борис Игнатьевич вправе принимать решения о ликвидации.
  - Не бойся, - сказал я, не двигаясь с места. - Не бойся. Я друг. Я не причиню тебе вреда.
  Мальчишка дополз до угла и замер. Он не отрывал от меня взгляда, и явно не понимал, что перешел в сумрак. Для него все выглядело так, будто в комнате внезапно стемнело, нахлынула тишина, и из ниоткуда появился яЕ
  - Не бойся, - повторил я. - Меня зовут Антон. Как тебя зовут?
  Он молчал. Часточасто глотал. Потом прижал руку к шее, нащупал цепочку, и, кажется, немного успокоился.
  - Я не вампир, - сказал я.
  - Кто вы? - пацан кричал. Хорошо, что в обыденном мире этот пронзительный крик услышать невозможно.
  - Антон. Работник Ночного Дозора.
  У него расширились глаза, резко, как от боли.
  - Моя работа заключается в том, чтобы охранять людей от вампиров и прочей нечисти.
  - НеправдаЕ
  - Почему?
  Он пожал плечами. Хорошо. Пытается оценивать свои действия, аргументировать мнение. Значит, не совсем лишился разума от страха.
  - Как тебя зовут? - повторил я. Можно было надавить на мальчика, снять страх. Но - это было бы вмешательством, и причем запрещенным.
  - ЕгорЕ
  - Хорошее имя. А меня зовут Антон. Понимаешь? Я Антон Сергеевич Городецкий. Работник Ночного Дозора. Вчера я убил вампира, который пытался напасть на тебя.
  - Одного?
  Прекрасно. Завязывается разговор.
  - Да. Вампирша ушла. Сейчас ее ищут. Не бойся, я здесь, чтобы охранятьЕ чтобы уничтожить вампиршу.
  - Почему вокруг так серо? - вдруг спросил мальчик.
  Молодец. Нет, какой молодец.
  - Я объясню. Только давай договоримся, что я тебе не враг. Хорошо?
  - Посмотрим.
  Он цеплялся за свою нелепую цепочку, словно она могла от чегото спасти. Мальчик, мальчик, если бы все было так просто в этом мире. Не спасает ни серебро, ни осина, ни святой крест. Жизнь против смерти, любовь против ненавистиЕ и сила против силы, потому что сила не имеет моральных категорий. Все очень просто. Я это понял за какихто дватри года.
  - Егор, - я медленно пошел к нему. - Выслушай, что я скажуЕ
  - Стойте!
  Командовал он так резко, будто у него было в руках оружие. Я вздохнул, остановился.
  - Хорошо. Слушай тогда. Кроме обычного, человеческого мира, который доступен глазу, есть еще теневой, сумеречный мир.
  Он думал. Несмотря на страх, а боялся он дико - меня обдавало волнами удушливого ужаса, - мальчишка пытался понять. Бывают люди, которых страх парализует. А бывают те, кому он только придает силы.
  Я бы очень хотел надеяться, что и я из вторых.
  - Параллельный мир?
  Ну вот. Пошла в ход фантастика. Пускай, что уж тут, в именах нет ничего, кроме звука.
  - Да. И в этот мир могут попасть лишь те, кто обладает сверхъестественными способностями.
  - Вампиры?
  - Не только. Еще оборотни, ведьмы, черные магиЕ белые маги, целители, пророки.
  - Это все есть?
  Он был мокрый как мышь. Волосы слиплись, футболка прилипла к телу, по щекам ползли бисеринки пота. И все же мальчик не отрывал от меня взгляда, и готовился дать отпор. Словно это ему по силам.
  - Да, Егор. Иногда среди людей появляются те, кто умеет входить в сумеречный мир. Они становятся на сторону добра или зла, света или тьмы. Они - Иные. Так мы называем друг друга - Иные.
  - Вы - Иной?
  - Да. И ты тоже.
  - Почему?
  - Ты в сумеречном мире, малыш. Погляди вокруг, вслушайся. Краски стерлись. Звуки умерли. Секундная стрелка на часах еле ползет. Ты вошел в сумеречный мирЕ ты захотел увидеть опасность, и перешел грань между мирами. Здесь медленнее идет время, здесь все иное. Это мир Иных.
  - Я не верю, - Егор быстро обернулся, снова посмотрел на меня. - А почему Грейсик здесь?
  - Кот? - Я улыбнулся. - У животных свои законы, Егор. Коты живут во всех пространствах сразу, для них нет никакой разницы.
  - Не верю, - у него дрожал голос. - Это все сон, я знаю! Когда свет меркнетЕ Я сплю. У меня такое было.
  - Тебе снилось, что ты включаешь свет, а лампочка не загорается? - я знал ответ, и уж тем более, прочел его в глазах мальчишки. - Или загорается, но слабослабо, как свечка? И ты идешь, а вокруг колышется тьма, и протягиваешь руку - не можешь различить пальцев?
  Он молчал.
  - Это бывает со всеми нами, Егор. Каждому Иному снятся такие сны. Это сумеречный мир вползает в нас, зовет, напоминает о себе. Ты - Иной. Пусть еще маленький, но Иной. И только от тебя зависитЕ
  Я не сразу понял, что у него закрыты глаза, а голова клонится набок.
  - Идиот, - прошипела с плеча Ольга. - Он первый раз самостоятельно вошел в сумрак! У него нет на это сил! Вытаскивай его, быстро, или он останется тут навсегда!
  Сумеречная кома - болезнь новичков. Я почти забыл о ней, мне не приходилось работать с молодыми Иными.
  - Егор! - я подскочил к нему, встряхнул, подхватил за подмышки. Он был легкий, совсем легкий, в сумеречном мире меняется не только ход времени. - Очнись!
  Он не реагировал. Мальчик и так сотворил то, на что другим требуются месяцы тренировок - сам вошел в сумрак. А сумеречный мир обожает пить силы.
  - Тащи! - Ольга взяла командование на себя. - Тащи его, живо! Он не очнется сам!
  И это было труднее всего. Я проходил курсы неотложной помощи, но вытаскивать из сумрака по настоящему мне еще никого не приходилось.
  - Егор, приди в себя! - я похлопал его по щекам. Вначале слабо, потом перешел на полновесные оплеухи. - Ну же, парень! Ты уходишь в сумеречный мир! Очнись!
  Он становился все легче и легче, истаивал у меня в руках. Сумрак пил его жизнь, вытягивал последние силенки. Сумрак менял его тело, превращал в своего обитателя. Что же я натворил!
  - Закрывайся! - голос Ольги был холодным, отрезвляющим. - Закрывайся вместе с нимЕ дозорный!
  Обычно я создавал сферу больше минуты. Сейчас справился секунд за пять. Вспышка боли - будто в голове взорвался крошечный заряд. Я запрокинул голову когда сфера отрицания вышла из моего тела и окутало меня радужным мыльным пузырем. Пузырь рос, надувался, неохотно вбирая в себя и меня, и мальчишку.
  - Все, теперь держи. Я ничем не могу тебе помочь, Антон. Держи сферу!
  Ольга была не права. Она помогала уже одними советами. Наверное, я и сам сообразил бы создать сферу, но мог потерять еще несколько драгоценных секунд.
  Вокруг стало светлеть. Сумрак все еще пил наши силы, у меня - с трудом, у мальчишки - вволю, но теперь в его распоряжении было лишь несколько кубических метров пространства. Здесь нет обычных физических законов, но есть их аналоги. Сейчас в сфере создавалось равновесие между нашими живыми телами и сумраком.
  Либо сумрак растворится, и выпустит добычу, либо мальчишка превратится в обитателя сумеречного мира. Насовсем. Такое бывает с магами, выложившимися до конца, по неосторожности или по необходимости. Такое бывает с новичками, не умеющими толком защищаться от сумрака, и отдающими ему больше, чем следует.
  Я посмотрел на Егора - его лицо серело на глазах. Он уходил в бесконечные просторы теневого мира.
  Перехватив мальчишку на правую руку, я левой вынул из кармана перочинный нож. Зубами открыл лезвие.
  - Это опасно, - предупредила Ольга.
  Я не ответил. Просто полоснул себя по запястью.
  Сумрак зашипел как раскаленная сковорода, когда брызнула кровь. У меня помутилось в глазах. Дело было не в потере крови, вместе с ней уходила сама жизнь. Я нарушил свою собственную защиту от сумрака.
  Зато он получил такую порцию энергии, которую был не в состоянии проглотить.
  Мир посветлел, моя тень прыгнула на пол, и я переступил через нее. Радужная пленка сферы отрицания лопнула, выпуская нас в обыденный мир.

Глава 5


  Кровь тоненькой струйкой брызгала на палас. Мальчик болтался у меня на руках, еще без сознания, но лицо уже начинало розоветь. Кот вопил из другой комнаты, будто его резали.
  Я опустил Егора на диван. Сел рядом. Попросил:
  - Ольга, бинтЕ
  Сова сорвалась с моего плеча, белым росчерком унеслась на кухню. Видимо, по пути она вошла в сумрак, потому что вернулась уже через пару секунд, с бинтом в клюве.
  Егор открыл глаза как раз в тот миг, когда я взял у совы бинт и принялся перевязывать свою руку. Спросил:
  - Это кто?
  - Сова. Не видишь разве?
  - Что со мной было? - спросил он. Голос почти не дрожал.
  - Ты потерял сознание.
  - Почему? - его взгляд испуганно пробежал по следам крови на полу и на моей одежде. Егора я ухитрился не испачкать.
  - Кровь моя, - объяснил я. - Порезался случайно. Егор, в сумрак надо входить осторожно. Это чужая среда, даже для нас, Иных. Находясь в сумеречном мире мы должны постоянно тратить силы, подпитывать его живой энергией. Понемножку. А если не контролировать процесс - сумрак высосет из тебя все живое. Ничего не поделаешь, это плата.
  - Я заплатил больше, чем был должен?
  - Больше, чем имел. И едва не остался в сумеречном мире навсегда. Это не смерть, но может быть - это хуже смерти.
  - Давайте помогуЕ - мальчишка сел, на миг сморщился - видимо, закружилась голова. Я протянул руку - он стал бинтовать запястье, неумело, но старательно. Аура мальчишки не изменилась, попрежнему была переливчатой, нейтральной. Он уже входил в сумрак, но тот еще не успел наложить свою печать.
  - Веришь, что я друг? - спросил я.
  - Не знаю. Не враг, наверное. Или не можете ничего мне сделать!
  Протянув руку, я потрогал мальчишку за шею - он сразу напрягся. Расстегнул и снял с него цепочку.
  - Понял?
  - Значит, вы не вампир, - голос чуть просел.
  - Да. Но вовсе не потому, что смог коснуться чеснока и серебра. Егор, это не помеха для вампира.
  - Во всех фильмахЕ
  - А еще во всех фильмах хорошие парни побеждают плохих. Мальчик, суеверия опасны, они внушают лживые надежды.
  - А надежды бывают правдивыми?
  - Нет. По сути своей, - я встал, потрогал повязку. Ничего, держалась крепко, и наложена достаточно туго. Через полчаса можно будет заговорить рану, но пока слишком мало сил.
  Мальчик смотрел на меня с дивана. Да, он немножко успокоился. Но вовсе мне не доверял. Забавно было то, что на белую сову, с невинным видом задремавшую на телевизоре, он и внимания не обращал. Похоже, Ольга всетаки вмешалась в его сознание. Оно и к лучшему - объяснять, кто такая белая говорящая сова, было бы крайне трудно.
  - У тебя найдется еда? - спросил я.
  - Какая?
  - Да любая. Чай с сахаром. Кусок хлеба. Я тоже потратил много сил.
  - Найдется. А как вы поранились?
  Я не стал уточнять, но не стал и врать.
  - Нарочно. Так было нужно, чтобы вытащить тебя из сумрака.
  - Спасибо. Если это правда.
  Наглость у него была, но мне это понравилось.
  - Не за что. Сгинь ты в сумраке - и с меня начальство снимет голову.
  Мальчик хмыкнул, встал. Он всетаки старался держаться подальше от меня.
  - А какое начальство?
  - Строгое. Ну, ты нальешь мне чая?
  - Для хорошего человека ничего не жалко, - да, он продолжал бояться. И прятал страх за развязной хамоватостью.
  - Сразу уточняю - я не человек. Я - Иной. И ты Иной.
  - А в чем разница? - Егор демонстративно окинул меня взглядом. - На вид и не скажешь!
  - Пока не напоишь чаем, буду молчать. Тебя учили принимать гостей?
  - Незваных? А как вы вошли?
  - Через дверь. Я покажу. Позже.
  - Пойдемте, - кажется, меня всетаки решили угостить чаем. Я пошел следом за мальчиком, невольно морщась. Не выдержал, и попросил:
  - Только знаешь, ЕгорЕ вымой вначале шею.
  Не оборачиваясь, мальчик замотал головой.
  - Это по меньшей мере глупо, защищать одну лишь шею. На человеческом теле есть пять точек, куда может укусить вампир.
  - Да ну?
  - Ну да. Разумеется, я имею в виду мужское тело.
  У него даже затылок покраснел.
  Я всыпал в кружку пять полных ложек сахара. Подмигнул Егору:
  - Налейте стакан чая с двумя ложками сахараЕ хочу перед смертью попробовать.
  Видимо, он не знал этого анекдота.
  - А мне сколько сыпать?
  - Ты сколько весишь?
  - Не помню.
  Я прикинул на глаз.
  - Сыпь четыре. Начальную гипогликемию снимешь.
  Шею он всетаки вымыл, хотя полностью от чесночного запаха не избавился. Попросил, жадно глотая чай:
  - Объясняйте!
  Да, не так я все планировал. Совсем не так. Проследить за пацаном, когда его настигнет Зов. Убить или схватить вампиршу. И отвести благодарного мальчика к шефу - уж онто хорошо умеет объяснять.
  - В давние времена, - я поперхнулся чаем. - Похоже на начало сказки, верно? Только это не сказка.
  - Я слушаю.
  - Ладно. Начну с другого. Есть человеческий мир, - я кивнул за окно, на крошечный дворик, на ползущие по дороге машины. - Вот он. Вокруг нас. И большинство не может выйти за его пределы. Так было всегда. Но иногда появляемся мы, Иные.
  - И вампиры?
  - Вампиры - тоже Иные. Правда, они другие Иные, их способности определены заранее.
  - Не понимаю, - Егор помотал головой.
  Ну да, я не куратор. Не умею, да и не люблю объяснять прописные истиныЕ
  - Два шамана, наевшись ядовитых грибов, колотят в свои бубны, - сказал я. - Давнымдавно, еще в первобытные времена. Один из шаманов честно морочит головы охотникам и вождю. Другой - видит, как его тень, дрожащая на полу пещеры в свете костра, обретает объем и поднимается в полный рост. Он делает шаг - и входит в тень. Входит в сумрак. И дальше начинается самое интересное. Понимаешь?
  Егор молчал.
  - Сумрак меняет вошедшего. Это иной мир, и он делает из людей Иных. А вот кем ты станешь - зависит лишь от тебя. Сумрак - бурная река, которая течет во все стороны сразу. Решай, кем ты хочешь стать в сумеречном мире. Но решай быстро, у тебя не так уж много времени.
  Вот теперь он понял. У мальчишки сузились зрачки, и чуть побледнела кожа. Хорошая стрессовая реакция, и впрямь годится в оперативникиЕ
  - Кем я могу стать?
  - Ты - кем угодно. Ты еще не определился. И знаешь, какой выбор лежит в основе? Добро и зло. Свет и Тьма.
  - И ты - добрый?
  - Прежде всего я - Иной. Различие Добра и Зла лежит в отношении к обычным людям. Если ты выбираешь Свет - ты не будешь применять свои способности для личной выгоды. Если ты выбрал Тьму - это станет для тебя нормальным. Но даже черный маг способен исцелять больных и находить пропавших без вести. А белый маг может отказывать людям в помощи.
  - Тогда я не понимаю, в чем разница?!
  - Ты поймешь. Поймешь, когда встанешь на ту или иную сторону.
  - Никуда я не буду вставать!
  - Поздно, Егор. Ты был в сумраке, и ты уже меняешься. День, другой - и выбор будет сделан.
  - Если ты выбрал СветЕ - Егор встал, налил себе еще чая. Я заметил, что он впервые повернулся ко мне спиной без опаски. - То кто ты? Маг?
  - Ученик мага. Я работаю в офисе Ночного Дозора. Это тоже нужно.
  - А что ты можешь делать? Покажи, я хочу проверить!
  Ну вот, все как по учебнику. Он был в сумраке - но это его не убедило. Мелкие балаганные фокусы куда более впечатляющи.
  - Смотри.
  Я протянул к нему руку. Егор остановился, пытаясь понять, что происходит. Потом посмотрел на кружку.
  От чая уже не шел пар. Чай похрустывал, превратившись в цилиндрик мутнокоричневого льда со вмороженными чаинками.
  - Ой, - сказал мальчик.
  Термодинамика - самая простая часть управления материей. Я позволил броуновскому движению восстановиться, и лед вскипел. Егор вскрикнул, роняя кружку.
  - Извини, - я вскочил, схватил с раковины тряпку. Присел, вытирая с линолеума лужу.
  - От магии сплошные неприятности, - сказал мальчик. - Чашку жалко.
  - Сейчас.
  Тень прыгнула мне навстречу, я вошел в сумрак и посмотрел на осколки. Они еще помнили целое, и чашке вовсе не суждено было разбиться так быстро.
  Оставаясь в сумраке я сгреб рукой горстку осколков. Несколько самых мелких, отлетевших под плиту, охотно подкатились поближе.
  Я вышел из сумрака, и поставил целую чашку на стол.
  - Только чай наливай заново.
  - Круто, - кажется, этот маленький фокус произвел на мальчика сильное впечатление. - А так с любой вещью можно?
  - С вещью - почти с любой.
  - АнтонЕ а если чтото разбилось неделю назад?
  Я невольно улыбнулся.
  - Нет. Извини, уже слишком поздно. Сумрак дает шанс, но его надо использовать быстро, очень быстро.
  Егор помрачнел. Интересно, что он разбил неделю назад?
  - Теперь веришь?
  - Это магия?
  - Да. Самая примитивная. Ей почти не нужно учиться.
  Наверное, я сказал это зря. В глазах у мальчика появился огонек. Он уже оценивал свои перспективы. Выгоду.
  Свет и ТьмаЕ
  - А опытный маг, он может и другие вещи делать?
  - Даже я могу.
  - А управлять людьми?
  Свет и ТьмаЕ
  - Да, - сказал я. - Да, можем.
  - И вы это делаете? А почему террористы захватывают заложников? Ведь можно незаметно прокрасться через сумрак, и застрелить их. Или заставить застрелиться! А почему люди умирают от болезней? Маги ведь могут лечить, вы сами сказали?
  - Это будет Добро, - сказал я.
  - Конечно! Так вы же светлые маги!
  - Если мы совершим любое безусловно доброе действие - темные маги получают право на действие злое.
  Егор удивленно смотрел на меня. На него слишком многое вывалилось в последние сутки. Он еще неплохо справлялся.
  - К сожалению, Егор, зло сильнее по своей природе. Зло - деструктивно. Оно разрушает куда легче, чем добро созидает.
  - А что вы тогда делаете? Вот этот ваш Ночной ДозорЕ Вы воюете с темными магами?
  Мне нельзя было отвечать. Я понимал это с той же убийственной ясностью, с которой знал - вообще не стоило открываться перед мальчиком. Надо было его усыпить. Уйти в сумрак глубже. Но не давать, не давать никаких объяснений!
  Я ничего не смогу доказать!
  - Вы с ними воюете?
  - Не совсем, - сказал я. Правда была хуже лжи, но я не имел права на ложь. - Мы следим друг за другом.
  - Готовитесь воевать?
  Я смотрел на Егора, и думал о том, что он очень, очень неглупый мальчик. Но именно мальчик. И если сказать ему сейчас, что близится великая битва добра и зла, что он может стать новым джедаем сумеречного мира, то он будет наш.
  Правда, ненадолго.
  - Нет, Егор. Нас очень мало.
  - Светлых? Меньше, чем темных?
  Вот сейчас он готов бросить дом, маму с папой, надеть сверкающие доспехи и пойти умирать за дело ДобраЕ
  - Вообще - Иных. ЕгорЕ битвы Добра и Зла шли тысячи лет с переменным успехом. Порой Свет побеждал, но если бы ты знал, сколько людей, даже не подозревающих про сумеречный мир, при этом гибли. Иных мало, но ведь каждый Иной способен повести за собой тысячи обычных людей. ЕгорЕ если сейчас начнется война Добра и Зла - погибнет половина человечества. Потому почти полвека назад был подписан договор. Великий договор между Добром и Злом, Тьмой и Светом.
  У него округлились глаза.
  Я вздохнул, и продолжил:
  - Это короткий договор. Сейчас я прочту его - в официальном переводе на русский язык. Ты уже вправе знать.
  Прикрыв глаза, я посмотрел в темноту. Сумрак ожил, заклубился под веками. И развернулось серое полотно, испещренное пылающими красными буквами. Договор нельзя произносить на память, его можно лишь читать:
  Мы - Иные
  Мы служим разным силам
  Но в сумраке нет разницы между отсутствием тьмы и отсутствием света
  Наша борьба способна уничтожить мир
  Мы заключаем Великий Договор о перемирии
  Каждая сторона будет жить по своим законам
  Каждая сторона будет иметь свои права
  Мы ограничиваем свои права и свои законы
  Мы - Иные
  Мы создаем Ночной дозор
  Чтобы силы Света следили за силами Тьмы
  Мы - Иные
  Мы создаем Дневной дозор
  Чтобы силы Тьмы следили за силами Света
  Время - решит за нас
  У Егора округлились глаза.
  - Свет и Тьма живут в мире?
  - Да.
  - ВотЕ вампирыЕ - он с неизбежностью возвращался к этой теме. - Они Темные?
  - Да. Это люди, полностью перерожденные сумеречным миром. Они получают огромные возможности, но теряют саму жизнь. И поддерживать свое существование могут лишь чужой энергией. Кровь - самая удобная форма для ее перекачивания.
  - И они убивают людей!
  - Они могут существовать на донорской крови. Это как сублимированные продукты, мальчик. Невкусно, но тоже питательно. Если бы вампиры позволили себе охотитьсяЕ
  - Но на меня нападали!
  Он думал сейчас лишь о себеЕ Плохо.
  - Некоторые вампиры нарушают законы. Для того и нужен Ночной Дозор - следить за соблюдением договора.
  - А так, так вот просто, вампиры на людей не охотятся?
  Мою щеку обдало ветром от невидимых крыльев. Коготки вцепились в плечо.
  - Что ты ему ответишь, дозорный? - шепнула Ольга из глубин сумрака. - Ты рискнешь сказать правду?
  - Охотятся, - сказал я. И добавил то, что когдато, пять лет назад, ударило меня страшнее всего. - По лицензии. ИногдаЕ иногда им нужна живая кровь.
  Он спросил не сразу. Я читал в его глазах все, что мальчик думал, все что хотел спросить. И знал, что отвечать придется на все вопросы.
  - А вы?
  - А мы предотвращаем браконьерство.
  - Так на меня могли напастьЕ по этому вашему договору? По лицензии?
  - Да, - сказал я.
  - И выпили бы кровь? А вы бы прошли мимо и отвернулись?
  Свет и ТьмаЕ
  Я закрыл глаза. Договор пылал в сером тумане. Чеканные строки, за которыми стояли тысячелетия войны и миллионы жизней.
  - Да.
  - УходитеЕ
  Мальчишка сейчас был взведен как пружина. На грани истерики, на краю безумия.
  - Я пришел защитить тебя.
  - Не надо!
  - Вампирша свободна. Она попытается напастьЕ
  - Уходите!
  Ольга вздохнула:
  - Доигрался, дозорный?
  Я поднялся - Егор вздрогнул, сдвигаясь подальше вместе с табуреткой.
  - Ты поймешь, - сказал я. - У нас нет иного выходаЕ
  Я и сам не верил в свои слова. И спорить сейчас было бесполезно. А за окнами темнело, и вотвот наступит время охотыЕ
  Мальчик следом, будто стараясь убедиться, что я выйду из квартиры, а не спрячусь в шкафу. Больше я ничего не говорил. Открыл дверь, вышел на лестницу, дверь хлопнула за спиной.
  Поднявшись на пролет выше, я сел на корточки у лестничного окна. Ольга молчала, молчал и я.
  Правду нельзя открывать так резко. Человеку нелегко признать сам факт нашего существования. А уж примириться с ДоговоромЕ
  - Мы ничего не могли сделать, - сказала Ольга. - Недооценили паренька, его способности и его страх. Были обнаружены. Вынуждены были отвечать на вопросы - и отвечать правдиво.
  - Сочиняешь рапорт? - спросил я.
  - Знал бы ты, сколько подобных рапортов я писалаЕ
  Воняло гнилью из мусоропровода. За окном шумел проспект, медленно погружающийся в сумерки. Уже начинали мерцать фонари. Я сидел, крутил в руках сотовый телефон и размышлял, звонить сейчас шефу, или подождать его звонка. Наверняка Борис Игнатьевич наблюдает за мной.
  Наверняка.
  - Не переоценивай возможностей руководства, - сказала Ольга. - У него сейчас по уши проблем с черной воронкой.
  Телефон в моих руках заверещал.
  - Угадайте, кто? - спросил я, открывая трубку.
  - Вуди Вудпекер. Или Вупи Гольдберг.
  Мне было не до шуток.
  - Да?
  - Где находишься, Антон?
  Голос шефа был усталый, замученный. Таким я его не знал.
  - На лестничной площадке уродского многоэтажного дома. Рядом с мусоропроводом. Здесь довольно тепло, и уже почти уютно.
  - Нашел мальчишку? - без всякого интереса спросил шеф.
  - НашелЕ
  - Хорошо. Я пошлю к тебе Тигренка и Медведя. Здесь им делать все равно нечего. А ты приезжай в Перово. Немедленно.
  Я полез было в карман, и шеф немедленно уточнил:
  - Если нет с собой денегЕ впрочем, пускай даже есть. Останови милицейскую машину и пусть довезут тебя с ветерком.
  - Так серьезно? - только и спросил я.
  - Весьма. Можешь выехать немедленно.
  Я посмотрел в темноту за окном.
  - Борис Игнатьевич, не стоит оставлять парня одного. Он и впрямь потенциально силенЕ
  - Да знаю яЕ Ладно. Ребята уже едут. С ними мальчику ничего не грозит. Дождись - и немедленно сюда.
  Застучали гудки. Сложив трубку я покосился на плечо:
  - И что ты скажешь, Ольга?
  - Странно.
  - Почему? Ты сама сказала, что им не справиться.
  - Странно, что он позвал тебя, а не меняЕ - Ольга задумалась. - Может бытьЕ да нет. Не знаю.
  Я глянул сквозь сумрак - и на самом горизонта обнаружил два пятнышка. Оперативники мчались с такой скоростью, что могли быть на месте минут через пятнадцать.
  - Он даже адреса не спросил, - мрачно заметил я.
  - Времени не хотел терять. А ты не почувствовал, как он взял координаты?
  - Нет.
  - Тренируйся больше, Антон.
  - Я не работаю в поле!
  - Теперь - работаешь. Пошли вниз. Зов мы услышим.
  Поднявшись - местечко на лестнице и впрямь уже казалось насиженным и уютным, я побрел вниз. На душе был осадок - скверный, тоскливый.
  За спиной хлопнула дверь. Я обернулся.
  - Мне страшно, - сказал Егор без всяких церемоний.
  - Все в порядке, - я стал подниматься обратно. - Мы тебя охраняем.

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»



- без автора - : Адамс Дуглас : Антуан Сен-Экзюпери : Басов Николай : Бегемот Кот : Булгаков : Бхайравананда : Воннегут Курт : Галь Нора : Гаура Деви : Горин Григорий : Данелия Георгий : Данченко В. : Дорошевич Влас Мих. : Дяченко Марина и Сергей : Каганов Леонид : Киз Даниэл : Кизи Кен : Кинг Стивен : Козлов Сергей : Конецкий Виктор : Кузьменко Владимир : Кучерская Майя : Лебедько Владислав : Лем Станислав : Логинов Святослав : Лондон Джек : Лукьяненко Сергей : Ма Прем Шуньо : Мейстер Максим : Моэм Сомерсет : Олейников Илья : Пелевин Виктор : Перри Стив : Пронин : Рязанов Эльдар : Стругацкие : Марк Твен : Тови Дорин : Уэлбек Мишель : Франкл Виктор : Хэрриот Джеймс : Шааранин : Шамфор : Шах Идрис : Шекли Роберт : Шефнер Вадим : Шопенгауэр

Sponsor's links: