Sponsor's links:
Sponsor's links:

Биографии : Детская литература : Классика : Практическая литература : Путешествия и приключения : Современная проза : Фантастика (переводы) : Фантастика (русская) : Философия : Эзотерика и религия : Юмор


«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 59%

КАТАСТРОФА


  Ночью Эрика разбудили удары в дверь его спальни. Он вскочил, натянул одежду и открыл дверь. На пороге стояли Ларт и Юл.
  - Беда, отец! - хрипло проговорил Ларт. - Элиане прорвались в усадьбу. Их не меньше трехсот.
  - Что со сторожевыми? Почему они не предупредили?
  - Они ничего не смогли сделать. Враги спустились с отрогов гор, минуя вход в усадьбу со стороны дороги. Они захватили арсенал и конюшни. К счастью, аккумуляторы бластеров хранятся отдельно в тайнике.
  Послышались глухие удары. Это нападающие, притащив тяжелое бревно, ломали кованые ворота. Эрик подошел к окну. Тотчас же стрела, пробив тонкую ткань, просвистела у него над головой. Сыновья, вооруженные луками, заняли позиции у окон, напряженно всматриваясь в ночную тьму. Ворота гудели, но не поддавались. Тимур вдруг что-то заметил и мгновенно среагировал. Тонко запела тетива лука, и с высокого каменного забора, увитого вьющимися розами, во двор рухнуло тело. В ответ не меньше десятка стрел пронзили окна и впились в деревянную обшивку стен. Сыновья Эрика открыли ответную стрельбу, стараясь поразить сквозь решетку ворот тех, кто трудился над ними с тяжелым бревном. Удары прекратились. Затем возобновились с новой силой.
  - Не стреляйте! - приказал Эрик.
  Он включил наружное освещение, и двор залило ярким электрическим светом. Эрик спустился вниз и открыл дверь. В это время страшный удар потряс ворота, и они рухнули, вырванные из петель. Толпа осаждающих ворвалась во двор. Эрик поднял руку.
  - Стойте! - закричал он. - Что вы от нас хотите?
  - Мы хотим, - послышалось из толпы, - чтобы вы все ушли с нашей планеты!
  - Я согласен! Но мы можем обойтись без кровопролития. Гор поехал отыскивать Проход, и, как только он вернется, мы покинем эту планету.
  - Мы хотим, чтобы вы ушли сейчас!
  - Хорошо! Мы завтра покинем усадьбу и переместимся на космодром, вблизи Прохода.
  Пока он говорил, нападающие приблизились к нему и обступили крыльцо.
  - Согласны? - спросил Эрик окруживших его элиан.
  В ответ послышался глухой ропот. Но видно было, что такой вариант их устраивает.
  - Теперь расходитесь и очистите двор. Завтра мы покинем это место.
  Толпа начала редеть, и Эрик, думая, что вопрос улажен, повернулся к ним спиной, намерившись войти в дом. В это время кто-то набросил на него сзади крепкую сеть. Эрик напряг мышцы, но тщетно. Сеть была сплетена их сверхпрочных волокон, производимых паучками. После короткой борьбы, потеряв равновесие, он рухнул с крыльца на землю. Его быстро окутали сетью и потащили по земле прочь. Толпа орущих элиан ворвалась в дом.
  Эрика и всех его взрослых сыновей, а также оставшихся в живых его сторонников из числа бывших боевых товарищей, связанных по рукам и ногам, бросили на пол конференц-зала. Что случилось с женщинами и малыми детьми - никто не знал. Толпа осаждающих буквально захлестнула дом. Сыновей Эрика, пытавшихся оказать сопротивление, накрыли сетями и стащили вниз, где связали и отнесли вслед за отцом.
  - Все-таки надо было вооружиться бластерами, - досадовал Юл.
  - А закон? - возразил Ларт.
  - Что закон? Вот тебе закон, - он дернулся всем телом, пытаясь переменить положение.
  - Закон запрещает применять бластеры против своих!
  - Какая разница - убьют тебя из бластера или стрелой? - не сдавался Юл.
  - Ладно! Прекратите споры, - приказал Эрик! - Ларт прав! Мы сами приняли этот закон и должны первыми следовать ему.
  - Теперь нас уже никто не будет спрашивать, куда мы хотим "следовать", а поведут туда, куда сами захотят!
  - Ты думаешь, нас убьют? - донесся из угла голос Рата.
  - Не сомневаюсь! И очень скоро!
  Скрипнула дверь. На пороге показался Чак в сопровождении двух помощников. Он подошел к лежащему Эрику и ткнул его ногой в бок.
  - Ну что, Эрик, скоро ты навсегда расстанешься со своим отцом, - издевательски проговорил он, намекая на значение его имени.
  - Вонючая крыса! - Эрик, оскорбленный ударом, поджал под себя ноги и, резко выпрямившись, нанес удар Чаку. Тот так и отлетел в сторону, ударившись головой о стену. Некоторое время он лежал неподвижно, но вскоре, кряхтя, поднялся. Его помощники, ошеломленные случившимся, не сдвинулись с места. Чак было направился к лежащему Эрику, но передумал и, прихрамывая, вышел.
  Через час дверь снова раскрылась, и вошло человек десять элиан, вооруженных короткими копьями. Они развязали ноги пленникам и, подталкивая копьями, повели на площадь.
  На площади уже шумела толпа. Пленников поместили в центре. Остальные отступили к краю, образовав вокруг Эрика и его сыновей широкое пространство. Неподалеку от них стал Чак.
  - Вот перед вами тот, кто хотел обратить вас в своих рабов, и его сыновья - результат ужасного замысла безумного Дука. Что заслуживают они за свои преступные намерения?
  - Смерть! Смерть! - завопила толпа.
  - Я тоже так думаю! - удовлетворенно проговорил Чак.
  - Дайте мне сказать слово! - потребовал Эрик.
  - Решайте! - обратился Чак к толпе. - Дадим ли мы ему слово, чтобы он продолжал морочить нам головы?
  - Нет! - проревела толпа.
  - Ну вот, видишь! Тебя не хотят больше слушать. Если ты разрешишь, я скажу за тебя все, что ты сам хотел им сказать. Этот пришелец из далекого мира, обратился он к толпе, хочет, чтобы мы выпустили его и все семейство назад на его Землю, через Проход, который существует или не существует - никто толком не знает. Допустим, что он существует. Что тогда? Пришелец уйдет и уведет своих сук и ублюдков! Но уйдет ли он навсегда? Нет! Он уйдет, чтобы вернуться с такими же, как и он, вооруженный страшным оружием. Что будет тогда? Наши поля, наши женщины станут достоянием завоевателей, а вы будете гнуть спину на них. Разве не он сам рассказывал, что на его планете людей покупают и продают, как скот? Хотите ли вы этого? Если хотите, то пусть идут на все четыре стороны, если нет, то их всех надо отправить туда, откуда нет обратной дороги. Я говорю - всех! Потому что только так мы сможем очистить нашу Элию от семян, посеянных этим пришельцем!
  Толпа возбужденно заревела. Эрик всматривался в лица людей и с радостью обнаружил, что среди них нет его боевых товарищей и курсантов, прошедших обучение в усадьбе.
  - Тогда не будем откладывать, - продолжал Чак. - Мы поведем их туда, где он приказал сбросить в пропасть двоих наших товарищей, которые не были его врагами, а, напротив, сражались вместе с ним. Он не пожалел их! Пусть же теперь разделит их участь!
  Все, что происходило дальше, казалось Эрику немыслимым кошмаром. Их построили в цепочку. Каждому связали руки за спиной и привязали к идущему следом. Затем вывели женщин, связанных таким же образом. У пятерых к спинам приторочены кричащие младенцы. На головы женщин надеты мешки с вплетенной в них металлической сеткой. К сетке первой была присоединена коробка, в которой Эрик узнал генератор. Чак, видимо, все предусмотрел. Несмотря на мешок на голове, Эрик узнал во впереди идущей Стеллу.
  Человек сорок окружили их с двух сторон, и, подгоняемая ударами копий, вереница осужденных на смерть двинулась в путь.
  Эрик проклинал себя за то, что еще вчера не последовал совету Юла и не взял из арсенала бластеры.
  Двигались медленно, делая частые привалы. На привалах пленных кормили хлебом и давали по кружке воды на человека.
  К концу второго дня пути показались горы. Начался подъем. Перед самым подъемом сделали привал на ночь. О том, чтобы бежать, не могло быть и речи. Разорвать веревки, сплетенные пауками, дело безнадежное. Развязать же зубами руки кому-то другому тоже невозможно, так как всю ночь возле каждого пленника дежурили часовые, сменяющиеся каждые четыре часа. Всякая попытка к разговору пресекалась уколами копий.
  Утром, когда пленных подняли, конвой догнал всадник. Он подъехал к Чаку и что-то сообщил ему. Чак явно забеспокоился. Двадцать лучников залегли между камнями, охраняя конвой с тыла. Остальная половина охранников принялась бить пленников рукоятками копий, чтобы заставить их двигаться быстрее. Чак подошел к Эрику.
  - Ты заметил? Я вижу, что да. Но у меня нет причин скрывать от тебя ничего. Юл, брат Гора, собрал твоих бывших друзей и идет на выручку. Вряд ли он нас догонит до выхода на тропу. А если догонит, то я приказал вас на этот случай всех прикончить копьями. Не возражаешь? - он расхохотался.
  - Ну, а что ты будешь делать потом, когда тебя догонит Юл? Учти, тебе придется иметь дело с закаленными и обученными бойцами. Я недаром вложил в них знания! Твой заслон они разнесут в пять минут!
  - Пяти минут будет достаточно, чтобы вас всех прикончить. Что же будет со мною и всеми этими, - он презрительно кивнул головой на охрану, - мне безразлично! Ты убил моего единственного сына! Я стар, и у меня не будет больше детей, но и твои дети не будут жить!
  - Так это месть?
  - А ты как думал? Ты что же, был уверен, что я и вправду считал, что ты хочешь обратить нас в рабство? В таком случае, ты такой же дурак. как и эти безмозглые чурбаны! Ты знаешьЕ Я передумал. Мы тебя отвяжем. Первыми полетят в пропасть твои дети, затем - жены, а уж только за ними дойдет твоя очередь. Мы вместе с тобой насладимся их криками!
  - Какая же ты сволочь! Как эта прекрасная Элиа могла породить такого ублюдка!
  - Я им не был, пока надеялся увидеть живым своего сына! Ты его не пожалелЕ
  Эрик не стал ему больше отвечать.

СТРЕЛЫ ТАУРЫ


  Тропа становилась все круче. Идти было тяжело, особенно женщинам и детям. Они спотыкались и падали. Конвоиры безжалостно били их древками копий, заставляя подниматься и продолжать путь.
  Двадцать пять лет назад по этой дороге отряд Эрика спустился с гор и был встречен цветами. Теперь его и его детей ведут здесь же, чтобы сбросить в пропасть.
  Было уже далеко за полдень, когда они пришли на то самое место, где его отряд поджидал в засаде карательную экспедицию. Дальше тропа резко сужалась. Женщины совсем выбились из сил. Некоторые упали на землю и не поднимались, несмотря на наносимые побои. Чак приказал остановиться и сделать привал. Подошел к краю обрыва и стал внимательно что-то разглядывать внизу. В тот момент, когда он повернулся и хотел возвратиться, длинная стрела ударила ему в грудь. Чак упал как подкошенный, дернул два раза ногами и замер. Конвоиры вскочили на ноги, не понимая, откуда прилетела эта стрела, сразившая их предводителя. Один из них подошел к лежащему без движения Чаку, наклонился и попытался выдернуть стрелу. Стрела не поддавалась, очевидно, застряв в грудине. Чак застонал. Он был еще жив. В это время один из конвоиров, очевидно, получивший заранее точные инструкции от Чака, подошел к Эрику с копьем. Два других взяли копья и в нерешительности топтались на месте. Первый примерился и поднял копье, собираясь поразить лежащего в сердце. В это время раздался свист второй стрелы, и охранник схватился руками за горло, пронзенное стрелой. Он рухнул наземь рядом с Эриком. Никто не заметил, откуда прилетела стрела. Один из двух стоящих сделал было шаг по направлению к лежащим пленникам, но тоже упал. Стрела попала в затылок. Остальные замерли на месте, боясь пошевелиться. Так прошло минут двадцать. Наконец, один из них не выдержал. Он откинул далеко от себя копье. Вслед за копьем последовали лук и колчан со стрелами. Его примеру последовали остальные восемнадцать конвоиров. Снова просвистела стрела. На этот раз она никого не поразила, а вонзилась в землю внизу на склоне, по которому недавно поднималась на площадку колонна. Стрелявший указывал направление, куда должен отойти конвой. Последние несколько замешкались. Тогда просвистела еще одна стрела, и еще один охранник рухнул на землю. Конвоиров охватила паника. Они, сталкиваясь друг с другом, бросились бежать вниз по тропе и скоро на площадке никого не осталось, кроме связанных пленников.


Те продолжали лежать, не понимая, откуда пришло это неожиданное спасение.


  Вскоре с вершины одного из отрогов, нависших над площадкой, послышался шум. Срывающиеся из-под ног человека мелкие камни посыпались на площадку. Один из них, подпрыгивая, скатился к лежащему на боку Эрику и больно ударил по колену. Он приподнялся, насколько позволяли ему связанные за спиной руки, и узнал в спускающемся Тауру. В левой руке она держала лук, а правой цеплялась за упругие ветки кустов. Через минуту она была возле него. Еще минута, и Эрик стоял рядом с ней, растирая онемевшие кисти рук. Пальцы не слушались. Прошло еще несколько минут, когда он смог присоединиться к Тауре, которая резала веревки на руках пленников.
  Когда все было кончено, он подошел к Тауре и, не говоря ни слова, обнял жену. Она вся обмякла, и еще мгновение, наверное, упала бы, если бы Эрик не подхватил ее на руки.
  - Я не спала трое суток, - прошептала она.
  Видно было, что силы ее, поддерживаемые неимоверным напряжением, вконец иссякли. Он, так и не выпуская ее из рук, присел на поросший травой бугор и огляделся. Сыновья, вооружившись брошенными луками, заняли подступы к площадке. Не исключалось, что пришедшие в себя конвоиры, соединившиеся с оставленным заслоном, предпримут нападение. Надо было принять какое-то решение. Женщины и маленькие дети от пережитых потрясений двигаться дальше не могли. Хотя, куда дальше? Путь назад отрезан. Впереди - узкая тропа, пройти по которой с женщинами и детьми не удастся. Оставалось одно. Спуститься по насыпи и выйти на дорогу в ущелье. Но это можно было бы предпринять только часа через два-три. Сам спуск был тоже труден и опасен. Нашел ли гор Проход? Если нашел, то как теперь найти самого Гора?
  Таура пошевелилась и открыла глаза. Нервный шок, вызванный перенапряжением, прошел. Эрик наклонился и поцеловал ее в пахнущие ветром и солнцем волосы. Она молчала и смотрела ему в глаза. В ее взгляде было столько любви и радости, что Эрик со стыдом вспомнил ту минуту, когда он, после получения известия о ее исчезновении, усомнился в ней. Сзади послышались шаги. Эрик обернулся. Это был Тимур. Он с обожанием смотрел на мать.
  - Как она?
  - Пришла в себя. Она не спала трое сутокЕ
  Таура протянула Тимуру руку. Тот прижался к ней лицом. Рука матери погрузилась в черные волосы сына. Он схватил ее и стал нежно целовать. Таура приподнялась и, освободившись от все еще поддерживающих ее рук Эрика, села рядом с ним на бугор.
  - Как ты здесь очутилась?
  - Я следила за вами все эти три дня!
  - Но ты ведь исчезла за несколько часов до нападения?
  - Я решила поехать к отцу и просить помощи. Я чувствовала, что на нас скоро нападут. Мой путь лежал мимо селения Чака. Подъехав туда, я заметила, что из него выходит большой вооруженный отряд. Я затаилась в лесу и все видела. Потом, когда вас вывели из усадьбы, я поехала следом. Вскоре стало ясно, что вас ведут в горы. Я начала догадываться, что они хотят с вами сделать. Затем, воспользовавшись привалом в предгорье, я опередила вас и, приехав сюда, стала ждать. Здесь удобное нагромождение скал и валунов, где легко держать под прицелом всю площадку, а самой быть незамеченной. Вот и все!
  Да, вот еще что. Тимур, пройди по этой тропинке, - она показала ему едва заметную тропу, уходящую в сторону нагромождения валунов, - метрах в пятистах есть небольшая полянка среди скал, там я оставила лошадей. Сходи за ними.
  Тимур тотчас поднялся и пошел в указанном направлении.
  - Ты смогла подняться по этой дороге на лошадях?!
  - А почему бы нет! Ты же знаешь, как я владею лошадью. Кроме того, я боялась оставлять их внизу, так как их присутствие могло бы меня выдать.
  Женщины тем временем пришли в себя и окружили свою подругу. Эрик оставил их и пошел взглянуть на тело Чака. Взглянув на него, он понял, что тот жив, так как глаза его были закрыты. Эрик расстегнул ему тунику и увидел, что стрела застряла в большом металлическом предмете. Она пробила его и чуть-чуть коснулась своим острием грудины, но не пробила ее. Чак, уже не в силах сдерживать дыхание, глубоко вздохнул. Легкий шок, вызванный ударом в грудь, давно прошел, и он притворялся убитым, рассчитывая незаметно улизнуть.
  - А ну, встань! - приказал Эрик.
  Чак неохотно поднялся. Эрик сорвал с его груди металлический предмет и стал его рассматривать. Несомненно, это не защитный генератор, так как значительно превосходил его размерами. На передней панели было несколько небольших ручек регулирования. Все они были сдвинуты вправо до отказа.
  - Что это? - строго спросил он Чака.
  Тот молчал.
  - Ладно, без тебя разберусь.
  Осмотрев ранку на груди и убедившись, что это только царапина, Эрик подозвал Юла и велел ему связать Чака. Юл повалил Чака наземь и, сильно заломив руки за спину, крепко связал. Затем то же сделал с ногами.
  - Полежи пока, - ядовито-ласково произнес он, оставляя Чака лежать в неудобной позе.
  Эрик давно уже заметил, что из всех его детей Юл отличался наибольшей суровостью и решительностью в действиях. Под его внешним спокойствием таились грозные силы, готовые пробудиться в любую минуту подобно силам спящего вулкана, сон которого обманчив. Он быстро, почти мгновенно, находил решения в самых запутанных ситуациях и действовал стремительно, проявляя при этом не только решительность, но и жестокость, что не раз настораживало Эрика.
  Вот и сейчас, заметив, как Юл с явным удовольствием почти вывернул из суставов руки Чаку, который завопил при этом от боли, он недовольно поморщился. ХотяЕ В данной ситуации трудно было не понять чувств сына.
  Он рассматривал предмет, снятый с груди Чака. Внезапно догадка осенила его. Ну, конечно! Несомненно, это был усилитель биополя, упоминание о котором он нашел в дневнике, найденном в звездолете. Положение ручек регулировки говорило о том, что усилитель работал в максимальном режиме. При помощи этого усилителя Чак подчинил своей воле людей, возбудил в них ненависть против Эрика. Стрела Тауры, пробив корпус прибора, повредила механизм, и власть Чака и его влияние на людей кончилась. Поэтому конвоиры и не оказали серьезного сопротивления. В любом другом случае двадцать вооруженных мужчин легко бы справились с одной женщиной. В конце концов они бы обнаружили ее укрытие. Но вышедшие из-под влияния биополя Чака, они уже не имели ни желания, ни побуждения выполнять его замысел, тем более мотивов продолжения вражды. Вот почему они охотно подчинились приказу невидимого меткого стрелка и покинули площадку. Теперь ему стало понятно бегство плененного им в доме Гора Варка. Чтобы оградить охранников от действия биополя женщин, Чак надел им на шеи генераторы пришельцев. Но тем самым он экранировал их от действия своего биополя, усиленного этим прибором. У Варка сразу же появились сомнения в правильности действий Чака, и он первый предложил Эрику взять их с собой. Когда Эрик снял с Варка генератор, мозг последнего попал под воздействие усилителя, и, повинуясь этому воздействию, он бежал.
  Характерно, что женщины Элии оказались устойчивы к усиленному биополю Чака. Отчасти потому, что их собственное биополе было достаточно сильно, чтобы нейтрализовать внешнее влияние. Но главным образом потому, что женщина - более здравомыслящее существо, чем мужчина, и ее так называемое "легкомыслие" является проявлением скорее естественного женского кокетства, чем действительно отражает психологическую сущность. Женщина подвержена только тем влияниям, которым она сама хочет следовать, но не более.
  Друзья Эрика, его боевые товарищи и курсанты, словом, те, с которыми он часто общался и которые знали его значительно лучше других, тоже сумели устоять перед происками Чака.
  "По-видимому, - решил Эрик, - пропаганда лжи и насилия бессильна перед людьми, имеющими твердые убеждения. Благодатным объектом пропаганды являются всегда мозги обывателя. Чем выше интеллектуальный уровень населения и чем больше это население информировано, тем прочнее его иммунитет ко всякого рода пропагандистским воздействиям, тем менее население чувствительно к лозунгам и призывам и тем больше для убеждения его требуется логики и правды".
  Вернулся с лошадьми Тимур. Он вел их под уздцы, и на спине у каждой была туша большого горного барана. Это оказалось очень кстати. После того как напряжение, связанное как с пленом, так и с внезапным освобождением, спало, все почувствовали страшный голод.
  Эрик решил заночевать здесь же, на горной площадке, и утром принять окончательное решение. Теперь, скорее всего, можно вернуться домой, не подвергая семью опасности. Он с сожалением посмотрел на трупы трех конвоиров, сраженных стрелами Тауры. Особенно ему было жалко третьего, который, в общем-то, не выказывал никакого враждебного намерения и был убит только потому, что замешкался вместе с остальными. Хотя он хорошо понимал Тауру, которой ничего не было известно об усилителе Чака и всего, связанного с ним. Ее выстрел был естествен и преследовал цель не дать конвоирам опомниться и посеять среди них панику. Тактически это было абсолютно верно.
  Эрик поискал глазами Тауру и увидел ее сидящей вместе со Стеллой, там же, где он ее оставил. Обнявшись, они о чем-то оживленно разговаривали. Эрик подошел к группе женщин, обступивших младшую жену Гора, у которой на руках был младенец. Юная мать пыталась покормить ребенка. Она совала ему в рот сосок груди, но тот не реагировал. Эрику рассказали, что на прошлом привале в предгорье Чак распорядился не отвязывать с ее спины младенца и не развязывать ей руки. Ребенок долго захлебывался в крике, но затем, когда колонна вышла на площадку, затих. Прошло уже три часа с момента освобождения, но ребенок не шевелился. Эрик дотронулся пальцами до его груди, нащупал слабый сердечный толчок. Ребенок был еще жив, но жизнь едва теплилась в его крохотном тельце. Подошла Стелла. Узнав, в чем дело, она взяла ребенка из рук плачущей матери, внимательно осмотрела и, придерживая левой рукой у груди, стала водить правой вокруг головы, не касаясь ее ладонью. Ребенок глубоко вздохнул, наморщил носик и заплакал. Стелла передала его матери, которая тотчас начала его кормить.
  - Теперь и нам не мешало бы поесть! - с улыбкой заметила она, наблюдая, как малыш жадно сосет грудь.
  - Наверное, мясо уже прожарилось. Сейчас узнаем. Как тебе это удалось? - спросил Эрик, имея в виду ребенка.
  - Этому меня обучила моя мать! А она многое умеет!
  - Я думал, что вы все одинаковые и каждая умеет то, что умеет другая!
  - Ну уж нет! Здесь многое зависит от величины биополя и умения им управлять. Эта женщина с Севера. Гор привез ее в прошлом году. Она, вероятно, вообще ничего не умеет. Все северяне такие. Они очень сильные и смелые, но биополя их значительно слабее наших.
  - Идите есть! - позвал Ларт.
  Изголодавшиеся люди набросились на еду. Они уже кончали есть, когда к костру прибежал, запыхавшись, один из сыновей Гора. Имени его Эрик не помнил.
  - Эрик! - крикнул он еще издали. - По склону поднимаются люди. Много людей!
  - К оружию! - закричал Эрик, хватая лук и вскакивая на ноги. - Таура! Отведи женщин и детей в укрытие. Туда, где ты прятала коней. Прихвати с собой несколько луков со стрелами.
  Через десять минут площадка опустела. Эрик и взрослые мужчины залегли за валунами на подступах к площадке. Вскоре к ним поднялся Юл, который дежурил внизу, пока они ели, охраняя подступы к их стоянке.
  - Идут! - коротко сообщил он. - Человек триста, не меньше. Весь склон усеян ими.
  Томительно длились минуты.
  - Может быть, это Юл-старший, брат Гора? - с надеждой в голосе произнес Эрик.
  Как бы в подтверждение его слов снизу раздалось:
  - Э-э-р-и-и-к!
  Несмотря на расстояние, можно было узнать голос ЮлаЕ
  Все вскочили и радостно закричали, размахивая луками. Спустя пять минут Юл уже стоял рядом с ними, а по склону поднимались люди, в которых Эрик узнал своих бывших товарищей по концлагерю и молодых курсантов, обучавшихся несколько лет назад в усадьбе.
  - Что здесь произошло? Как тебе удалось освободиться? - забросал его вопросами Юл.
  Эрик рассказал о случившемся.
  - Так что нашей освободительницей стала Таура, - закончил он свой рассказ. - Да вот и она! - воскликнул он, увидев возвращающихся из укрытия женщин. Впереди шли Таура и ее сын Тимур. Как только снизу раздался крик Юла, Тимур, поняв, в чем дело, побежал с радостной вестью к матери и ушедшим с нею женщинам.
  Слышавшие рассказ бойцы побежали им навстречу и с приветственными криками окружили Тауру. Юл-старший подошел к ней и, склонившись, почтительно поцеловал руку. Таура вся зарделась, насколько позволяла ее смуглая кожа, а бойцы еще сильнее разразились приветственными криками.
  - Теперь расскажи ты, как тебе удалось так быстро собрать отряд? - спросил Эрик Юла, когда шум утих.
  - Сработала система оповещения! Мы сначала, как и было решено, собирались ехать с Гором на поиск Прохода. Но, проезжая мимо своего селения, заметили в нем подозрительное движение. Гор решил, что готовится нападение, и хотел немедленно возвратиться. Но потом, решив, что ты выставил надежный заслон, - это была его главная ошибка, - велел мне ехать в соседнее селение и собирать людей на помощь. Сам же отправился выполнять твое распоряжение. Когда я прискакал к соседям, там уже все знали. Кто-то из моего селения уже сообщил, что на усадьбу совершено нападение Чаком и его бандой. Не теряя времени, соседи передали сообщение, как это было обусловлено системой оповещения, в десять близлежащих. Сейчас вся Элиа, наверное, знает о случившемся, и сюда со всех сторон спешат отряды. Я дождался, когда набралось пятьсот бойцов. Мы реквизировали лошадей и помчались на помощь. Сначала мы направились в усадьбу, но по дороге поймали дезертира из армии Чака и он нам все рассказал. Я тогда отрядил двести бойцов, чтобы они выбили оставшихся в усадьбе, а с остальными кинулся догонять вас по свежим следам.
  - Вы должны были на своем пути встретить заслон из бойцов Чака. Что вы с ними сделали?
  - Вот здесь-то и самое интересное! Дело в том, что я нашел всех спящими. Сначала мы столкнулись с оставленным заслоном. Они спали, как сурки, и не проснулись даже тогда, когда мы их связывали. Пройдя еще немного вверх по склону, мы обнаружили остальных, которые тоже мертвецки спали. Одного из них удалось все-таки разбудить. Он буквально засыпал после каждых двух слов. Из его бессвязного рассказа я понял, что Чак убит, а тебе удалось освободиться. Поэтому начал кричать, чтобы не нарваться ненароком на твою стрелу, а еще хуже, на стрелу Тауры, которая разит без промаха. Мне эта перспектива совсем не улыбалась, поэтому я орал во всю глотку!
  - Я знал, что ты идешь на помощь. В предгорье один из сторонников Чака нагнал нас и сообщил это. Кстати, Чак жив!
  - Что ты говоришь? Вот так сюрприз! Что ты с ним собираешься делать?
  - Возьмем с собой!
  - Не проще ли удавить эту вонючку здесь или, еще лучше, сбросить вниз, как он хотел это сделать с вами!
  - Нет! Он нужен мне живым!
  - Ну смотри! Тебе виднее. Но я бы не стал с ним возиться!
  Когда они уже спускались с предгорья, Эрик остановился возле все еще продолжающих спать пленных, которых охраняли пять бойцов Юла.
  - Развяжите их. Они уже не представляют опасности. Когда проснутся - пусть идут домой.
  Ему стал понятен беспробудный сон бывших подчиненных Чака. По-видимому, много месяцев Чак держал их под воздействием своего биополя. Разобравшись в конструкции, сняв корпус прибора, Эрик понял, что тот работал в автоматическом режиме. Имея ячейки памяти, прибор мог записывать сигналы биополя и постоянно излучать их в пространство. Вероятно, пленный свистун толково объяснил Чаку назначение прибора и управление им. Это была догадка. Но эта догадка была единственно возможным вариантом. Когда напряжение биополя и длительное воздействие его на окружающих Чака людей вызвало вспышку ненависти и ярости, Чак воспользовался этим и совершил нападение. Люди находились как бы под гипнозом. Теперь, когда биополе выключено, истощенная постоянным возбуждением нервная система потребовала отдыха, и возникло развитое охранительное торможение. Это и привело к глубокому сну. Свистуны пользовались такими усилителями для управления платформами. Однако их собственное биополе значительно слабее биополя элиан. Попав в руки Чака, усилитель заработал на полную мощность, усиливая и без того сильные сигналы мозга элианина. Эрик решил проверить коэффициент усиления неповрежденной выходной части усилителя дома, где у него были необходимые для этого приборы. Определив этот коэффициент, он мог косвенно по нему судить о величине биополя элиан. Если вспомнить, что без всякого усилителя элиане могли управлять платформой, то коэффициент усиления будет приблизительно соответствовать разнице напряжения биополя элианина и владельцев усилителя.
  В предгорье Эрику и бывшим пленникам предоставили лошадей, и они в сопровождении сотни бойцов направились к усадьбе. Было уже темно. До восхода луны оставалось не меньше часа, когда путники свернули на дорогу, ведущую к усадьбе. Чтобы не нарваться на стрелы охраны, Эрик приказал остановиться и зажечь факелы. Так, при свете факелов, они подъехали к въезду в усадьбу. Из ночи послышался окрик часового. Эрик остановил коня и поднял факел, освещая лицо.
  - Спасен! Спасен! Эрик вернулся! - огласилась ночь криками. Кусты вокруг зашевелились, и на дорогу вышли человек десять. При свете факела Эрик узнал своего старого знакомого. Это был командир заградительного отряда, оставшегося в долине, когда Эрик с остальными пошел по горной тропе, стараясь опередить карателей. Тогда он блестяще выполнил свою задачу. Ни один из свистунов, засевших в засаде, не вышел живым из ущелья. Он же организовал "побег" сидящим в яме заключенным.
  - Вот когда мы свиделись, Грат! - вспомнив его имя, радостно сказал Эрик, протягивая ему руку.
  - Я живу здесь по соседству! - ответил Грат.
  - У меня уже двое внуков, - похвастался он.
  - Что с теми, оставленными здесь Чаком?
  - Лежат связанные в сараях. Дожидаются тебя.
  - Они оказали сопротивление?
  - Почти никакого!
  - Поедем туда! - Он велел остальным ехать домой, а сам в сопровождении Юла-младшего и Юла-старшего, вместе с Гором и перекинутым через седло Чаком отправился посмотреть на пленных.
  Когда открыли ворота сарая, Эрик увидел то, что и ожидал. Все пленные спали. Он подошел к одному из них и поднял на ноги. Тот продолжал спать. Эрик легонько тряхнул его, но безрезультатно. Тот продолжал спать.
  - Давно они спят? - спросил он у часового.
  - Не знаю точно. Но когда им принесли ужин, все уже спали. Мы никак не могли их разбудить.
  - Когда проснутся, пусть идут на все четыре стороны. А пока разрежьте веревки, чтобы у них не затекли руки.
  Часовой вопросительно взглянул на Юла-старшего и тот кивнул головой. Это Эрик отметил про себя. Положительно, Юл пользовался все большим и большим авторитетом. Среди учеников Эрика он был самым прилежным и сообразительным. "Вот кто заменит погибшего Ларта", - не раз думал Эрик, наблюдая за действиями брата Стеллы во время учений. Вскоре он стал доверять ему проводить занятия по строевой и тактической подготовке. Теперь это принесло свои плоды.
  - Куда мы денем этого хорька? - спросил Юл, указывая на лежащего поперек седла Чака. - Здесь место занято.
  - Придется взять его домой. Поместим в подвале.
  Чаку развязали руки и ноги и внесли в подвальную комнату. Туда же принесли ему постель и еду. Эрик приказал заботиться о пленном, но не спускать с него глаз. Двое часовых должны находиться при нем неотступно, сменяясь с другими каждые четыре часа.
  - Он мне нужен живым и здоровым! - строго предупредил часовых Эрик. - Да! Вот, возьмите на всякий случай, - он протянул им два защитных генератора.
  Двое суток все отдыхали. Двое малышей - сыновей Гора - тяжело заболели и лежали в жару с высокой температурой. Их поили настоями трав, и к концу вторых суток температура спала. Небольшие раны на теле женщин, нанесенные уколами копий, элианки лечили сами своими методами, благодаря которым раны на теле затягивались, не оставляя после себя шрамов.
  Бреясь перед зеркалом, Эрик обнаружил, что седины в его волосах значительно прибавилось.
  Таура проспала еще сутки и наутро следующего дня явилась на завтрак свежая и нарядная. На голове у нее, сверкая звездой, красовалась диадема - подарок Стеллы. Это был алмаз Дука, полученный Стеллой в наследство от отца. Утром третьего дня усадьба огласилась ржанием лошадей, криками людей, скрипом колес многочисленных телег. Три дня и три ночи на огромных вертелах жарились туши туров, свиней и баранов. Было выпито не меньше пятидесяти бочек вина. Люди ели, засыпали за столом, просыпались и снова принимались поглощать вино и пищу. Песни сменялись танцами, танцы - песнями. Съехались гости почти со всех селений округи в двести километров.
  Когда припасы истощились, появились новые гости из еще более дальних селений, пригнав с собой целое стадо скота и телеги, груженные бочками. Эрик уже предельно устал встречать гостей, принимать приветствия, отвечать речами на речи, а люди все прибывали и прибывали. Так длилось целую неделю.
  Когда все наконец разъехались, площадь была завалена обглоданными костями, черепками битой посуды. Целая гора бочек с вышибленным дном высилась на краю площади. В хлеву не осталось ни одного быка, ни одной коровы. Даже в птичнике царила мертвая тишина.
  - Вот это покушали! - воскликнул Эрик после осмотра того, что осталось от его хозяйства. - Сколько же их было? - обратился он к Юлу-старшему.
  - Думаю, не менее десяти тысяч, а может быть, и более. Одних бочек из-под вина осталось больше трехсот!
  Около полусотни курсантов с граблями в руках трудились на площади, грузили мусор на подводы и увозили прочь. Четверо топорами разбивали столы и скамейки, сбрасывая доски в одну кучу.
  - Жив ли Чак? - спросил Эрик. - Надеюсь, его кормили?
  - Жив, никуда он не денется! Что мы с ним будем делать?
  - Я хочу его допросить сначала. Пусть его приведут после обеда.
  На обед были поданы овощи и каша.
  - Что, это все? - удивился Эрик.
  - Не только все, но и последнее, - ответила ему Стелла. - Даже на огороде ничего не осталось.
  - Выходит, нам придется голодать!
  - Ну, я думаю, до этого не дойдет, - вмешался в разговор Юл-старший. Я еще позавчера послал десяток бойцов в соседние селения.
  Думаю, они что-то да привезут.
  - Что ж! Пока будем промышлять охотой!
  - Боюсь, что эти полчища гостей распугали вокруг дичь на много километров.
  - Ничего, поживем - увидим.
  Покончив наскоро со скудным обедом, Эрик спустился вниз, куда уже привели Чака.

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»



- без автора - : Адамс Дуглас : Антуан Сен-Экзюпери : Басов Николай : Бегемот Кот : Булгаков : Бхайравананда : Воннегут Курт : Галь Нора : Гаура Деви : Горин Григорий : Данелия Георгий : Данченко В. : Дорошевич Влас Мих. : Дяченко Марина и Сергей : Каганов Леонид : Киз Даниэл : Кизи Кен : Кинг Стивен : Козлов Сергей : Конецкий Виктор : Кузьменко Владимир : Кучерская Майя : Лебедько Владислав : Лем Станислав : Логинов Святослав : Лондон Джек : Лукьяненко Сергей : Ма Прем Шуньо : Мейстер Максим : Моэм Сомерсет : Олейников Илья : Пелевин Виктор : Перри Стив : Пронин : Рязанов Эльдар : Стругацкие : Марк Твен : Тови Дорин : Уэлбек Мишель : Франкл Виктор : Хэрриот Джеймс : Шааранин : Шамфор : Шах Идрис : Шекли Роберт : Шефнер Вадим : Шопенгауэр

Sponsor's links: